Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Словарь благонадежных слов

Фото из архива Газеты.Ru
Cотрудники центральных телеканалов получили от своих начальников неприметные на первый взгляд бумаги — «список терминов».

Этот «краткий цитатник» был роздан телевизионным начальникам в Кремле на пятничном «сером брифинге» — традиционной встрече, на которой представители администрации президента высказывают свои пожелания (в смысле требования) — что и как должно быть освещено. Обычно на таких встречах указания даются устно, в крайнем случае журналисты получают back-ground — аналитические материалы к предстоящим визитам или по отдельным темам. Но тут едва ли не впервые бумага была посвящена... русскому языку. Пожелания в области языкознания стоят того, чтобы их привести полностью, сохраняя кремлевскую орфографию.

Главный вопрос — что стоит за этим приказом «учить албанский»?

Очевидно, что это те идеологемы, которые благодаря журналистам должно выучить российское общество.

А именно: недопустимы никакие ассоциации чеченских боевиков с «воинами Аллаха» или мусульманами. С одной стороны, не стоит ссориться с российскими мусульманами — все-таки их 20 миллионов. И, если смертников называть шахидами (борцами за веру, сразу после гибели попадающими в рай), не появится и у других желание идти тем же путем?! С другой стороны, к бегающим по кавказским хребтам «мусульманам» с неизменным сочувствием относятся радикалы за границей. По логике Кремля, упоминание ваххабитов в российской прессе может обернуться чемоданами с деньгами, идущими к чеченцам из-за рубежа.

Во-вторых, следует всячески подчеркивать международный характер чеченских боевиков. Это ставит Россию в один ряд с США и другими борцами с террористическим интернационалом.

Недаром одно из любимых занятий российских военных в Чечне — демонстрация документов иностранных граждан, якобы изъятых у уничтоженных боевиков.

Логика проста: если в Ираке гибнут мирные граждане и никто не кричит о правах человека, то нечего муссировать эту тему и в Чечне, граждане европейские либералы.

В-третьих, тем гражданам, кто успел подзабыть, что в Чечне не было и нет никакой войны — только контртеррористическая операция, ненавязчиво об этом напоминается. А посему нет фронтов, бригад, а также войсковых операций террористов!

Единственный персонаж, который удостоился личного упоминания в списке, — Ахмет Закаев. Почему он вовсе не эмиссар, а только «рупор» — понятно. Эмиссаров, объясняет любой словарь, «посылают политические или государственные организации». Но у чеченских террористов ни того ни другого быть не должно.

Появление этого «письма счастья» сегодня вовсе не случайно.

Требования Кремля показывать, как «налаживается мирная жизнь» в Чечне звучали и раньше и каждый раз были приурочены к важным пропагандистским акциям — как правило, тем или иным выборам.

Как утверждают в администрации президента, сегодня в Чечне «все стабилизировалось» и республика накануне «хороших выборов» (на этот раз в конце ноября будут выбирать парламент). Именно поэтому, например, с месяц назад от всех телеканалов потребовали широко осветить, как партийные лидеры съездили в Чечню, чтобы объявить о начале предвыборной кампании.

А в ближайшие недели наверняка появятся репортажи о жизни рядовых чеченских строителей, крестьян и т. п.

Отдельной строкой здесь стоят рассказы о высокопоставленных чеченских чиновниках. Вот лишь некоторые из недавно показанных сюжетов по РТР и НТВ. Рамзан Кадыров хоть и не совершил хаджа, но так любит отца, а его так любит народ, что самая популярная одежда в республике — майка с надписью «кадыровский спецназ». (Зато никто не рассказал, как в Чечне заканчивается война, когда Кадыров-младший возит по Грозному Ксению Собчак.) Премьер Абрамов обещает за пять лет все восстановить — он из молодых, но, как восстанавливать экономику, знает. (Роскошный особняк чеченского премьера в ближнем Подмосковье, куда он приезжает раз в две недели, показан мельком.) И, конечно же, президент Алханов, который находит общий язык с европейскими парламентариями. И все это рассказано исключительно правильными словами.

Таким образом, информационная политика Кремля на Северном Кавказе перешла в третью фазу: сначала журналистов изолировали в Ханкале, заставив получать аккредитации и запретив ездить кто куда хочет, потом начали выдавать дозированную информацию, теперь предлагают «фильтровать базар».

Через простые и определенные наверху термины обществу навязывается вполне конкретная точка зрения. И телеканалы здесь не более чем средство для «прочистки мозгов».

А чтобы узнать иную точку зрения, похоже, действительно придется «учить албанский» — в смысле английский, французский или какой иной иностранный язык...