Послушание от невнимания

Фото: Reuters
Российские власти недооценивают значение религиозного фактора во внешней политике.

Преподобному Муну отказали в российской визе. Он собирался почтить присутствием церемонию инаугурации российского отделения Федерации за всеобщий мир. Не вышло. То ли дело лет пятнадцать назад, когда Мун делился с Кремлем секретами борьбы с тоталитаризмом. С фотографий перестроечных лет он улыбался нам вместе с президентом СССР Михаилом Горбачевым. Впрочем, тогда у нас принимали без разбору всех подряд.

Религиозная свобода плюс религиозная безграмотность плюс лихоимство приносили дивные плоды

Что там Мун! Высокопоставленными российскими чиновниками был тепло встречен даже глава «Аум Синрике» Сека Асахара. Потом его последователи траванули отечественным газом «Зарин» ни в чем не повинных пассажиров токийского метро, рассчитывая таким образом ускорить конец света, который предрек их полубезумный лидер. Потом Асахара был осужден и ожидает смертной казни в японской тюрьме.

Мун преступлений не совершал. Он пытается осуществить свою диковинную утопию вполне мирными средствами. В свое время этот предприимчивый кореец переселился в США, завел неплохой бизнес, а основанная им Церковь объединения имеет теперь свои отделения во многих странах. Иисус не сумел довести свое земное дело до конца, учит Мун, так как не обзавелся семьей. Этот промах и призван исправить преподобный. Он и его жена являются «истинными родителями», которые помогают разноплеменным людям создавать правильные семьи и благословляют их на счастливый брак. На этой основе и сбудется со временем религиозно-общественная утопия - все религии объединяться, а их последователи заживут мирно и счастливо. В общем, ничего страшного. Так что Мун в отличие от Асахары продолжает улыбаться с фотографий вместе с бывшими президентами США и другими ньюсмейкерами высшего разбора. Но у нас ему теперь дают от ворот поворот.

Раньше привечали всех без разбора, теперь без разбора посылают куда подальше. Если задуматься, это оборотная сторона все той же медали.

Дело, конечно же, не только в религиозной безграмотности властей предержащих, хотя грамотности за прошедшие пятнадцать лет, увы, не прибавилось, но и в том, что вот уже более десяти лет с инородными сектами сражается Русская православная церковь. И ладно бы в число врагов она записывала только Муна с его утопическими мечтами или иеговистов с их странным отношением к медицине. Это все же можно понять. Но в число врагов попадают и самые что ни на есть обычные протестантские церкви. Те же пятидесятники. Дальше - больше. В числе неугодных оказались даже католики, которых в сектанты зачислить уж никак невозможно. И вот государство послушно выставляет на своих границах визовые кордоны, через которые не могут пройти католические священники иностранцы, а иногда и представители других религий. Недавно и вовсе случился курьез - не пустили израильского раввина. Хотя иудаизм (в отличие от католицизма и протестантизма) числится среди традиционных религий России и входит в Межрелигиозный совет под председательством митрополита Кирилла.

Церковь у нас отделена от государства. А стало быть и государство от церкви. Почему же оно так послушно следует пастырским советам — кого пускать в страну, а кого не пускать? Дело здесь вовсе не в слабости светской власти и силе РПЦ. Как раз наоборот.

Государство, будучи намного сильнее церкви, не придает никакого значения «религиозным мелочам».

Ну, просит РПЦ не пускать в страну всяких сектантов, а заодно протестантов с католиками - пожалуйста. Отчего не оказать пустяковую услугу, а потом запросить за нее втридорога. Эта же логика (что еще хуже) действует не только в государственно-церковных, но и в межгосударственных отношениях. Власти с готовностью откликаются на просьбы дружественных правительств. Скажем, не хочет правительство Китая, чтобы Далай-ламу признавали за рубежом. Что ж, порадуем соседей, не пустим буддийского духовного лидера на российскую территорию, не дадим окормлять единоверцев в Бурятии и Калмыкии. Недавно, правда, пустили, но с кучей оговорок, которые позволили понять, что имеем взамем.

Накануне визита официальный представитель МИД Александр Яковенко сообщил, что Россия рассматривает Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Россией и Китаем от 16 июля 2001 года как основополагающий документ для развития двусторонних отношений. «В статье 4 Договора говорится о том, что «российская сторона поддерживает политику китайской стороны в вопросах, касающихся защиты государственного единства и территориальной целостности КНР», - заявил российский дипломат, указав, что «эта позиция РФ не претерпела никаких изменений». Яковенко подчеркнул, что «данный визит будет носить сугубо конфессиональный характер», и напомнил, что Россия занимает принципиальную и последовательную позицию по проблеме Тибета. «Она заключается в том, что мы считаем Тибет неотъемлемой частью Китайской Народной Республики, а все происходящее там - внутренним делом Китая». Вероятно, в ответ на это МИД слышит аналогичные признания (естественно, с заменой Тибета на Чечню) от представителей дружественного китайского народа. Но не стоит их переценивать, потому как и свои уступки явно не ценим, слишком легко прогибаясь под китайским давлением.

США ведут себя по другому. Хотя регулярные поездки Далай-ламы в Америку, где он встречается не только с буддийской диаспорой и голливудскими адептами вроде Ричарда Гира, но и с американскими президентами (как с бывшими, так и с нынешним), для Китая гораздо вреднее редких заездов знаменитого тибетца на российские окраины. Делая это,

американцы показывают не только то, как они любят религиозную свободу, но и как котируется в их внешней политике религиозный фактор

Это та валюта, которую не следует растрачивать впустую. Мы же, постоянно попрекая Штаты любовью к пустым абстракциям, тратим ее, не глядя.

автор — доцент Центра сравнительного изучения религии Российского государственного гуманитарного университета Борис Фаликов.