Торжество равновесия

Фото: ИТАР-ТАСС
Муляж оппозиции становится зеркальным отражением муляжа правящей партии.

Замена реальных институтов на их имитацию — один из основных отличительных признаков правления нынешнего президента России. Удивительным образом этот перспективный способ государственного устройства становится применяем как теми, кто работает на нынешний режим, так и теми, кто ему оппонирует.

Отменив решение суда низшей инстанции о запрете Национал-большевистской партии, Верховный суд восстановил в правах не только сторонников Эдуарда Лимонова, но и всю современную российскую политику.

Повседневная деятельность властей по насаждению «особой формы демократии с российской спецификой» привела к появлению разного рода муляжей, имитирующих и замещающих полноценную общественную и политическую жизнь. Вместо Совета федерации, призванного, по изначальной задумке, отражать мнение регионов, был создан Госсовет, права и обязанности которого толком так и не были сформулированы. При этом верхняя палата парламента осталась на месте, но и ее роль теперь не поддается простому объяснению. Превращение Государственной думы в управление по голосованию при органах исполнительной власти вызвало к жизни Общественнную палату — орган, призванный как бы отражать мнение различных слоев населения. Повсеместное внедрение муляжей естественным образом должно было затронуть и партийную жизнь. И тут национал-большевики пришлись как нельзя кстати.

Сегодня юные лимоновцы, возможно, сами того не желая, стали выполнять роль муляжа полноценной антипутинской оппозиции. И все потому, что НБП — единственная партия, которая не только болтает, но и что-то делает. В меру своего умения, конечно.

Их революционный задор и используемая атрибутика вызывает некую оторопь у любого здравомыслящего человека, хотя бы рамочно знакомого с историей XX века. Можно по-разному относиться к лимоновским налетам на различные государственные учреждения. Трудно отрицать нарушение закона как таковое, однако и другого способа обратить внимание общественности на то, что далеко не все так прекрасно в датском королевстве, как это показывают по телевизору, кажется, не существует. Никто, кроме лимоновцев, не может проникнуть на торжественное мероприятие, посвященное посещению Владимиром Путиным авиасалона в Жуковском, и там крикнуть: «Свобода!»

Лимоновцы работают за себя и за того парня. Существуй в России полноценная оппозиция, представляющая мнение тех, кто не согласен с нынешней властью, НБП могла бы оставаться небольшой радикальной сектой, как это и было в конце 90-х годов. Однако антипутинские группировки вправе считать себя кем угодно — партиями, движениями, клубами по интересам, но только не реальной политической силой. Популярность НБП и симпатии к ней со стороны тех, кому сам термин «национал-большевизм» омерзителен сам по себе, является признанием очевидного нездоровья российской политики. Впрочем, об идеологической составляющей национал-большевиков судить все труднее.

Их программные установки не имеют практически никакого значения, поскольку миссия этой партии состоит, прежде всего, в выражении протеста против существующего порядка вещей.

Все остальное партию не очень-то и интересует — не случайно сам Эдуард Лимонов объявил о нежелании участвовать в парламентских выборах.

И тут получается забавный эффект: муляж оппозиции становится зеркальным отражением муляжа правящей партии. Совершенно неважно, что написано в программе «Единой России». Миссия этой очевидно бюрократической партии заключается в борьбе за сохранение статус-кво, ничего другого она делать не хочет и, наверное, не может. А участие в думских выборах является для «Единой России» не способом добиться реализации своих программных установок, а методом поддержания того, что сегодня принято называть стабильностью.

Ни у партии власти, ни у так или иначе, но единственно реально действующей оппозиционной партии нет внятной идеологии, нет сформулированных конкретных задач, и с этой точки зрения они гармонично дополняют друг друга.

Попытавшись уничтожить муляж под названием НБП, Московский областной суд фактически нарушил стройную картину политического устройства страны, нарушил согласованное равновесие имитации политической системы. Решение Верховного суда это равновесие восстанавливает. Даже муляжная демократия должна жить по своим установленным законам.