Проучить учителя

24.01.2019, 07:43

Марина Ярдаева о том, нужно ли ужесточать контроль над педагогами

Учителя совсем оборзели: орут, унижают и бьют детей, ведут политические и религиозные агитации, несогласных пугают тюрьмой и расстрелами, а сами тупые, как табуретки, и даже в своих предметах не понимают простейших вещей. Чтоб убедиться в этом, достаточно посмотреть новости в телевизоре или ролики на YuoTube. То рот скотчем первоклашке заклеют, то нехорошее слово мелом на лбу напишут, то Сталиным пугают, то денег требуют, то на митинги не пускают.

Соцсети переполнены обвинениями учителей в некомпетентности и сканами дневников с оскорбительными записями. В конце концов выносятся вердикты: гнать всех паршивой метлой из школы, поменять всех старых учителей на новых, а чтоб новые не оказались как старые, ужесточить отбор и усилить контроль.

Есть только одна проблема. Это все не работает. Потому что на самом деле отбор в школы и так постоянно усложняется, и контроль год от года усиливается. В это трудно поверить общественности, но это так. И внутри системы образования на эти темы ведутся одни и самых бурных дискуссий. Хотя смысла, надо признать, особого в этих дискуссиях нет — обсуждать абсурдные инициативы наших чиновников дело неблагодарное.

Реклама

О том, как трудно сегодня в школу устроиться, какие бессмысленные препоны нужно пройти, я уже писала. Сейчас я готовлюсь к аттестации, и это что-то совершенно немыслимое. Формально мне предлагается пройти через мероприятия, которые вроде как должны раскрыть мой педагогический и человеческий потенциал, а какие-то бдительные люди из специальных комиссий должны оценить мои профессиональные и душевные качества и решить, насколько я на своем месте.

Я не против, дело-то нужное. Я не предлагаю никому в мою замечательность как педагога просто поверить и не подвергать сие сомнению. Но, чем глубже зарываюсь я в эту аттестацию, тем в большем я недоумении.

Видите ли, эту аттестацию пройдет и педагог-подвижник, на которого дети не надышатся, и злющая климактерическая тетка, для которой проораться с утречка от души, все равно, что кофе попить. Она жутко выматывает, она сжирает кучу времени, эта аттестация, но как некий фильтр, как некий ценз она абсолютно бесполезна, ну просто какое-то недоразумение.

Поначалу я, наивная, и значения этой формальности не придавала. Первый год работы в школе выдался у меня насыщенным, я с детьми участвовала в куче конкурсов, мы побеждали на районном, городском и всероссийском уровнях, набралась пачка дипломов. Казалось, да прикрепи я эту пачку к аттестационному досье — и дело в шляпе. Встречи с писателями детям устраивала: то у меня восьмиклассники с Леонидом Юзефовичем о революции говорят, то шестиклассники с Андреем Жвалевским и Евгенией Пастернак рассуждают о тяготах жизни современного подростка — об этих встречах ребята писали потом в школьной газете.

Казалось, укрась я портфолио скриншотами этих заметок, и успех обеспечен. В крайнем случае, думала, если уж и после этого не доберу баллов, приложу свидетельство о прохождении курсов. Казалось, должны же оценить неравнодушные к качеству нашего образования люди из комиссии, что вот я потратила год на изучение всяких ФГОС.

Как жестоко я ошибалась!

В Петербурге для аттестации на первую квалификационную категорию педагогу необходимо набрать около 200 баллов. И самое интересное тут — то, из чего эти баллы складываются.

Наверное, главное — достижения детей? Ну так вот, победа школьников на городском конкурсе оценивается в несчастные то ли 10, то ли 15 баллов. Победу моей ученицы на всероссийском литературном конкурсе мне оценят, наверное, баллов в 20, а, может, не засчитают вовсе. Случайно узнала, что в прошлом году аттестационная комиссия одного педагога с таким же дипломом завернула, объяснив это тем, что «у мероприятия неофициальный статус».

Я вот сейчас не поленилась, заглянула в положение о конкурсе, там в организаторах — Союз писателей России, редакции журналов «Творчество юных» и «Костер», Комитет по образованию правительства Санкт-Петербурга. И я как-то в замешательстве. Что такое тогда «официальный статус»? Ладно, не буду мелочной и въедливой. У меня, говорю же, много наград, только с районных конкурсов — десяток. Может, возьму количеством? Да если бы! По правилам, суммируется только три результата и только те, которые захочет посчитать комиссия!

От 40 до 60 баллов дают открытые уроки, для аттестации нужно провести не менее двух. Не знаю как в других районах Петербурга и в других городах, у нас в Петергофе работает как будто негласное правило — молодежь не баловать. Ну вот мы с коллегой недавно провели по уроку, получили почти одинаковое количество баллов, имели возможность убедиться, что ставятся они практически от фонаря. Например, коллеге по критерию «Психологическая комфортность на уроке» ставят максимальный балл, а за «Партнерский стиль отношений педагога и обучающихся» — есть, прости господи, и такое — лепят ноль. Как сочетается одно с другим? Ну, а мне, например поставили что-то вроде неуда за толерантность.

— Может, я кого-то оскорбила на своем уроке по национальному признаку? — спросила дотошная я.
— Нет, — ответили мне, - просто тема толерантности вообще не поднималась.
— А должна была? А ее каждый урок надо поднимать? А сколько времени на это следует тратить, чтоб она считалась раскрытой? Две минуты и сорок секунд достаточно? — обрушилась я на районного методиста с вопросами.

Не ну а что? На абсурд можно отвечать только абсурдом. Будешь относиться к такому серьезно, конфуз может выйти. Помню, я в блоге одной учительницы прочитала, как успешно она приучает детей к толерантности на материале Максима Горького. Да, да, Горького! Педагог еще хвасталась детскими сочинениями в духе «сокол и уж такие разные, но все-таки они вместе»!

Но черт с ней с толерантностью (ой, как нетолерантно сейчас вышло), вернемся к феномену открытых уроков. А это в высшей степени педагогический феномен. Или правильнее сказать педагогический невроз. Перед тем, как проводить свои уроки, я посмотрела видео таких уроков в сети, и вот, что я хочу сказать: так нельзя.

Чего там только не придумывается, педагоги из кожи вон лезут, и презентация у них не презентация а с подвыподвертом, и интерактив какой-нибудь, и дети на скрипках или флейтах играют на какой-нибудь математике, и викторины, и спектакли, и черте-что.

Давайте честно, чтоб подготовить такое занятие, надо потратить не одну неделю, и чтоб все прошло как по маслу, надо урок еще и отрепетировать. И ничего хорошего в этом нет, только вред. Что школьникам полезно участвовать в этой показухе? Или, может, для учителя бесценен опыт скачущего перед детьми аниматора? Я уж не говорю о том, что учитель крадет у себя время для подготовки к обычным ежедневным урокам. И смысла нет. Профнепригодных педагогов такие отрепетированные выступления не разоблачат, талантливым учителям не дадут раскрыться.

Едем дальше. Знаете, за что можно получить сразу 50 баллов к аттестации? За курсы компьютерной грамотности. Курсы, кстати, эти надо проходить педагогу каждые три года. Каждые три года надо проходить курсы, после которых проводится экзамен с вопросами типа: «Что нужно сделать с текстовым документом перед тем, как вы решили выключить компьютер?» или «Нужно ли открывать файл, если вы получили его по электронной почте от неизвестного?».

Почему-то считается, что учителя настолько тупы, что они после уроков вот этим всем должны заниматься. Это нереально, конечно, поэтому сейчас появилось огромное количество предложений выучиться компьютерной грамотности дистанционно. «Выучиться» — значит, заполнить форму, перевести деньги и получить сертификат. Вот мои курсы, на которые я год потратила, по новым правилам, кажется, вообще не засчитываются, а компьютерные принимаются.

Баллы можно получить также за выступлениях на педагогических конференциях, за проверку олимпиадных работ, за улучшение статистики успеваемости, за ведение блога на сайте школы или на профильных — унылых до невозможности — педагогических ресурсах. Баллы можно заработать статьями, которые можно пристроить опять-таки платно в какие-нибудь никому сто лет не нужные информационные бюллетени. В общем, хорошим учителем быть совсем не обязательно, нужно уметь соблюдать формальности.

И после этого кого-то можно убедить, что такая аттестация «проводится с целью контроля соответствия работников образования занимаемым ими должностям»?

Конечно, от этого маразма надо отказываться. Что взамен? А, может быть, и ничего. Может, оставить уже педагогов в покое, позволить им просто работать?

Нет, я понимаю, нафантазировать можно всякое. Можно записывать на видео каждый урок и, чтоб специальные люди все это отсматривали на предмет нарушений. То-то мы бы зажили. Учителей бы постоянно обвиняли, они бы подавали апелляции. Неплохо было б еще транслировать разбирательства в прямом эфире на главных каналах страны. Можно дальше пойти — вживлять в тела учителей какие-нибудь такие вещества, которые сразу на любые неподобающие высокого звания педагога помыслы выдавали б специфическую реакцию. Подумал про какого-нибудь двоечника нехорошо, и получай, фашист, гранату — приступ тошноты, например, или рези в животе.

Но вот мне кажется, лучше все же без этого. Лучше вообще без ничего. Не надо учителей замордовывать под лозунгом «проблему лучше предотвратить». А то эта профилактика в все больше антиутопию напоминает. Нет, уж лучше разбирать каждый конкретный школьный скандал. Их впереди у нас еще много, это правда. Атмосфера в школах накалена до предела, это так. Но давайте без универсальных рецептов.