Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Прорыв Прохорова

28.06.2011, 19:59

Слава Тарощина о телевизионной судьбе новоиспеченного партийного лидера

За последние десять лет российская политическая сцена не знала столь эффектного бенефиса, как тот, который случился на днях у Михаила Прохорова.

К Дмитрию Анатольевичу телевизор приучал зрителей в течение года, подпитывая вялый сюжет интригой с острой конкуренцией между Медведевым и Сергеем Ивановым. Владимир Владимирович замелькал на экране за два года до своего триумфального президентства — сначала в роли главы ФСБ, затем Совета безопасности и наконец правительства. С Прохоровым совсем другая история.

Его телевизионный образ изначально был окружен аурой негативной энергии. Краса и гордость русского «Форбса» интересовал вторую реальность исключительно тяжбой с бывшим соратником Потаниным, Куршевелем, обливанием моделей элитным шампанским и прочими грязными танцами на «Авроре». Впрочем, политики Прохоров демонстративно сторонился, а потому куршевелевский морок постепенно рассеялся. Его имя стало употребляться в основном в сухой деловой хронике. Но вдруг года полтора назад Прохоров принялся уверенно приближаться к авансцене. Сначала он заинтересовался спортивной вертикалью, а затем перешел и к властной.

О перемене общественного статуса остро просигналила программа «Прожекторперисхилтон», куда приглашают лиц первого ряда. Экзамен Прохоров выдержал отлично. Остроумием и самоиронией он легко превзошел четверку звездных шутников. А уж после того, как Михаил Дмитриевич усадил в свой «Ё-мобиль» самого Путина, телевизор широко распахнул для него объятия. Он всё чаще стал появляться в респектабельных телепрограммах, где ему дозволялось говорить чуть больше, чем остальным — высказывать благосклонное отношение к Навальному, поддерживать Ходорковского с Лебедевым, разумно, а не в принятой громокипящей стилистике рассуждать о патриотизме. Но подлинный взрыв случился после того, как Прохоров возглавил «Правое дело». Тут уж не осталось ни одной значимой программы, которой он бы не дал интервью.

При столь массированной атаке сюжет заиграл новыми красками. Сразу стало ясно, что политические амбиции М. П. отнюдь не ограничены строительством партии нового типа. Хотя Прохоров и прежде говорил, что из него получился бы хороший премьер-министр, это воспринималось скорее как фигура речи, нежели как серьезная заявка. Но контекст переменчив. Затяжной флирт тандема с электоратом приобретает совсем уж непристойные формы. Жажда новых лиц становится почти физической. И тут к Познеру приходит Он и говорит: «Я чувствую вызовы времени». В разговоре с мэтром Прохоров отличался спокойствием, обстоятельностью, безукоризненной логикой. Очарованный Познер не удержался и рубанул с плеча — поставил на голосование зала вопрос не просто об отношении зрителей к партии, но в связи с президентскими или думскими выборами. Перевес, хоть и незначительный, оказался на стороне Прохорова.

А чуть раньше на тему президентских выборов в «Нереальной политике» размышляла знаменитая гадалка Люлякова. Если кто забыл, напомню: в период судьбоносных выборов именно магам, волшебникам, ясновидящим дано озвучить в телеэфире самое важное. Люлякова сообщила, что претендентов будет трое. Разрыв между первым и третьим окажется небольшим… И только теперь, после стремительного взлета Прохорова на политический олимп (чего стоит одна встреча свежего партийного лидера с президентом и разговор о необходимости децентрализации власти в стране!), нужно отдать должное провидческому дару Канделаки. Поговорив о выборах, она спросила у гадалки: «Женится ли Михаил Прохоров?» — тем самым увенчав крупной жемчужиной коллекцию кардинальных вопросов бытия. Люлякова успокоила любознательную Тину: женится на высокой крашеной блондинке.

Но, пока высокая крашеная блондинка еще в пути, предлагаю пиарщикам дополнить телевизионный образ Прохорова беспроигрышным ходом — отправить его в телепередачу «Давай поженимся». Во-первых, это приблизит олигарха к электорату. Во-вторых, тому, кто сумел выжить после общения с всероссийской свахой Розой Сябитовой, уже ничего не страшно. Из студии можно прямиком отправляться хоть в президенты, хоть в премьеры. Конечно, путь наверх через телевизор чреват моральными сомнениями — новую игру лучше не начинать по старым правилам. Но что поделать, если другого пути облагодетельствовать народ в нашем отечестве сегодня просто не существует?