Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Неодинаково полезные

19.02.2008, 21:46

Ничто так не поддерживает вечную любовь россиян к национальному блюду под названием «каша в голове», как телевидение. На минувшей неделе главным объектом, способствующим раздвоению сознания, служили США и Запад.

Неравным боем с Америкой, который давно и упорно ведет Михаил Леонтьев при поддержке спецназа политологов, от Сергея Маркова до Сергея Кургиняна, зрителей не удивишь. Барабанная риторика холодной войны стала столь же привычной уху, как и русский мат. Мастера жанра способны углядеть американский след в самых неожиданных местах. Обсуждается, скажем, в программе «Судите сами» тема: «Не является ли смерть Бадри Патрикацишвили политическим убийством?». Наши ястребы с примкнувшим к ним отважным ньюсмейкером Луговым склонны сразу убрать знак вопроса, а Марков прямо говорит – «убийство». (Кстати, никто из них в день смерти не сказал ни одного слова, подобающего печальному событию. Тихое напоминание главного редактора «Коммерсанта» Андрея Васильева о том, что покойника еще не похоронили, потонуло в море возбужденных обвинительных воплей). Сначала ястребы покружили вокруг Саакашвили, а потом с роковой неизбежность склонились к выводу: без, цитирую, «американских товарищей» тут не обошлось.

Только стали успокаиваться по поводу Бадри, как грянула независимость Косова, и тотчас вслед за этим в цикле «Специальный корреспондент» городу и миру была явлена авторская программа Константина Семина «Империя добра». Он сразу поставил вопрос ребром: как и когда крупнейшая демократия, то есть США, стала перерождаться в империю? Новобранец передачи особой стратегической важности оказался слабой тенью старшего коллеги Аркадия Мамонтова. Тот свои полотна рисует уверенными мазками большого художника, а Семин пока только нащупывает персональную стезю в искусстве обличения. Его сочинение – микс из старой хроники, клочков интервью, обрывков цитат из консерваторов и евангелистов, писателей и сотрудников ЦРУ столетней давности, политиков и лоббистов, а также отдельно взятого бывшего сотрудника ЦК КПСС Валентина Фалина. Основной обвинительный пафос Семина сосредоточен на мысли: «Американская империя открыто и без стеснения назвала себя империей». Жаль, что спецкорреспондент плохо знаком с продукцией родного канала. Напомним Семину последний выпуск программы «Национальный интерес»; там данное слово звучало совсем в ином, сугубо положительном контексте: «Россию может скрепить гражданско-имперское измерение» (Мигранян); в России может быть только «по-настоящему имперское сознание, а другого сознания в России быть не может» (отец Тихон); «Огромная многонациональная страна не может не быть империей. Для нас это способ существования в мировом пространстве» (Нарочницкая).

Как же бедным зрителям разобраться с империями и врагами? Особенно тем из них, кто посмотрел первые две серии нового 16-серийного проекта «Одноэтажная Америка»? Мало того, что Познер с Ургантом решили отправиться по стопам Ильфа и Петрова, предпринявших свое путешествие в 1935-м. Так они еще и фильм сделали чудесный, теплый, лиричный. Такого Познера, который столь пронзительно расказывал о своем Нью-Йорке (он здесь жил до пятнадцати лет), весело общался с незнакомыми и знакомыми людьми, пел, танцевал, летал на вертолете, одним словом, щедро делился с Ургантом и всеми нами любимой страной, мы еще никогда не видели. Фильм сделан блистательно, в ритме джазовой импровизации. Сегодня он воспринимается не только как большая творческая удача, но и поступок авторов в компании Первого канала, позволивших себе признаться в любви к стране, которую теперь принято публично (в том числе и на Первом) ненавидеть.

Еще одну загадку загадал зрителям праздничный концерт к 15-летию Газпрома. Десятилетиями на подобных мероприятиях девушки трясли кокошниками, Кобзон пел что-то державное, а цельнометаллическая Моргунова в своем конферансе уверенно вела страну к светлому будущему. Теперь вместо Моргуновой Яна Чурикова с Гариком Мартиросяном (голоса звенят от фальши, оптимистические советские штампы, повествующие о тех, кто «кует энергетическую безопасность страны», даются с трудом), вместо Кобзона – группа «Deep Purple», вместо кокошников – Тина Тернер. В первом ряду сидят Путин с Медведевым и радостно аплодируют западным ценностям. А в светлый День чекиста гости того же Кремлевского дворца горячо приветствовали группу «Scorpions». Больше всего тогда любителям хард-рока с Лубянки понравилась завершившая концерт композиция «Ветер перемен», знак и символ обновленной России образца 91-го.

Вообщем, простых зрителей, воспринимающих ТВ как истину в последней инстанции, окончательно запутали хитросплетения любви и ненависти к Америке. Ясно только одно: не все империи, как и рекламные йогурты, одинаково полезны.