Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Телегосударственник-light

06.06.2007, 15:34

Жестким империалистам ранга Леонтьева и Пушкова противопоставляется государственник-light Брилев

Слава Тарощина

Возрождение телевизионной архаики приводит к причудливым результатам.

Сергей Брилев любит загадывать почтенной публике загадки. То на последней церемонии ТЭФИ свежий лауреат сердечно поблагодарит руководство за возможность показывать «несколько правд». То на него прольется дождь высоких наград — от президентского ордена Дружбы до грамоты Генпрокуратуры. То передовика производства отстранят от эфира прямо в аэропорту Шереметьево, откуда он намеревался вылететь в Иорданию вслед за Владимиром Путиным. А еще Брилев тонко чувствует стиль и веяния. Он изобрел оригинальный жанр — «воскресный взгляд на жизнь» (так автор представлял свои «Вести недели»). Хотя тут проглядывается не просто жанр, а новая политическая философия. В эпоху, когда аналитика подменяется пропагандой, только и остается, что бросать на страну и мир «воскресный взгляд».

На днях Брилев преподнес очередной сюрприз. В конце телесезона бережливые каналы обрушивают на головы зрителей захудалые товар, а он выступил с премьерой программы «Пятая студия».

Стоило Владимиру Путину посетовать — народ на ТВ травят зарубежными суррогатами и покупают абы что, лишь бы подешевле, — как его коллега по «прямой линии» Брилев тотчас откликнулся чистым, как слеза комсомолки, эксклюзивом.

Подобного формата уж точно нет нигде в мире хотя бы потому, что нигде нет ни горкомов, ни партхозактивов с вызовом министров «на ковер», ни специально отобранных представителей народа, которые сообща решают важные проблемы. Кстати, народ в программу (в анонсах) Брилев завлекает голосом опытного ярмарочного зазывалы: «Не отрываясь от земли, быть на высоте. Увидеть всю панораму происходящего. Задать прямой вопрос тем, от чьих политических решений зависит наша ежедневная жизнь». Он готов поделиться со зрителями самым сокровенным: «Я встречался с ними один на один — с президентом США и лидером Венесуэлы, с российскими министрами и губернаторами, с первыми лицами стран СНГ и другими тяжеловесами (пышный видеоряд ведущего с означенными тяжеловесами, от Блэра до Матвиенко, прилагается). Теперь интервью будем брать вместе со зрителями в студии моей новой программы».

Никогда еще реклама не была так далека от исходного продукта.

Десять представителей отобранного народа в общей сложности успели произнести не многим более ста слов. Тридцатиминутная передача задыхается от композиционной избыточности. Сначала следует сколь пространный, столь и малоинформативный репортаж лично Брилева (в первом выпуске — об авариях на шахтах Кузбесса), состоящий опять же в основном из его крупных планов. Затем слово предоставляется «начальнику транспортного цеха» в лице Михаила Зурабова, за ним следует пара-тройка экспертов помельче. Из народной десятки прорваться на передовую сумеет только ветеран Курской битвы с вопросом о льготных лекарствах и писательница из Рязани — ее волнует судьба программы «Семейный доктор». Основное действие перемежается щедрыми монологами Брилева — он еще не освоил роль модератора и привычно тянет одеяло на себя.

В каком-то смысле новая передача — слепок общества. И в первой, и во второй реальности все клянутся в любви к народу, но вспоминают о нем только в момент выбора и выборов. В «Пятой студии» народ голосовал дважды. Первый раз решали, много в нашей жизни государства или мало (Брилев сообщил, что горняки хотят вернуть государство в угольную промышленность). Стоит ли говорить, что отобранные люди дружно подняли руки за усиление его роли? Второй раз обсуждали деятельность Зурабова. Он так проникновенно глаголал о северных надбавках, накопительных пенсиях и прочих «первичных звеньях», что семь из десяти народных представителей радостно проголосовали за гонителя пенсионеров.

Ветеран Курской битвы, воспользовавшись всеобщей благодатью, передал министру одиннадцать неотоваренных льготных рецептов…

Несмотря на суету и многословие вкупе с интеллектуальной провокацией (так почему-то Брилев именует свой репортаж), «Пятая студия» тянется медленно и тоскливо. В полемике нет ничего живого, любая реплика кажется отрепетированной. Похоже, и самому автору скучно. Он встрепенулся только однажды, когда Зурабов заговорил о северных надбавках. «Это ровно в продолжение тех поручений, которые президент дал после послания Федеральному собранию?» — строго спросил С. Б. Да-да, успокоил его министр.

Вообще наш герой любит демонстрировать причастность к неким высшим тайным знаниям.

Правда, в цель попадает не всегда. Вот один эмблематичный пример. Несколько лет назад в очередном выпуске «Вестей недели» Брилев устроил едва ли не поминки по Абрамовичу. Тогдашняя его беседа со Степашиным восходила к жанру диалогов из «Преступления и наказания» с той лишь разницей, что оба Сергея претендовали на роль пристава следственных дел Порфирия Петровича. Раскольниковым назначили губернатора Чукотки. Разговор шел в лучших традициях чекистских саг — они в каком-то смысле тоже родом из Достоевского. С. Б., меняя барственно-снисходительные интонации на железные, отдающие лязганьем тюремных засовов, спрашивал собеседника: «Будет в нашей стране в ближайшее время заключенный по имени Роман Абрамович?» С. С. тотчас переключил регистр с сурового на отеческий: «Я не сторонник увеличения количества заключенных. Если не хватает времени для губернаторства, займись чем-нибудь другим». Абрамовича, однако, пронесло. Чего не скажешь о самом Брилеве.

Понадобится чудо, чтобы его селекторное совещание материализовалось в хорошую осмысленную программу.

Вообще, чем интересно наше ТВ, так это бесконечными поворотами круга. Хотелось выглянуть во двор, посмотреть, какое тысячелетье на дворе. От «Пятой студии» веет затхлой архаикой, будто и не было у нас ток-шоу с прямыми эфирами, живым интерактивом с живыми, а не отобранными людьми. Хорошо бы понять, зачем кремлевским мечтателям нужен этот проект. Предвыборная территория и так уже зачищена до стерильного блеска, комар не пролетит. На четырех федеральных каналах царит единомыслие времен Гостелерадио. Наверное, тут все дело в оттенках.

Жестким империалистам ранга Леонтьева и Пушкова противопоставляется государственник-light Брилев.

Таков новый суверенно-демократический пасьянс. Там, где ястребы жаждут крови, наш голубь отделывается псевдоискренними признаниями: я, мол, не приглашаю в эфир Гарри Каспарова не потому, что старшие не велят, а потому, что мне глубоко несимпатичны его методы решения политических проблем. Впрочем, когда речь идет о Брилеве, важно смекнуть: какую именно правду он провозглашает в данный отрезок времени?

Поскольку вопрос сложный, предлагаю модернизировать монотонную «Пятую студию» по лекалам «Цирка со звездами» или «Танцев на льду». Пусть зрители с помощью SMS-голосования выскажутся, какая из предложенных правд более «правдивая».

Будет веселее, да и электорат при деле.

Автор – обозреватель газеты «Газета»