Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

От Ла-Манша до Уралвагонзавода

24.05.2012, 18:51

Игорь Свинаренко о том, как кризис в ЕС отразится на России

А вот Европа разваливается — это же нам на руку или как? Мы же с ними конкурируем, типа? Очень интересная мысль, причем мы тут говорим даже не о том, верно это или нет, а о некоем настроении части публики. Зажрались они там, в своих европах, так им и надо! Пенсии бешеные, а им мало, работать не хотят, привыкли жировать и так далее. Отсюда вытекает такая простая мысль, что нам от их бед будет лучше. Вся мудрость народа это подтверждает, не зря же говорят: что русскому хорошо, то немцу…

Антиподы, черти нерусские и прочее. Любопытно, что с Азией мы что-то похожее проходили. У них там кризис (был), а нам-то что? Но бабахнуло и по нам, было дело. Азия после уже не кажется нам такой уж чужой, а далекой никогда и не казалась. После кризиса так и подавно.

Наша азиатскость — внутренняя, настроенческая — усиливается и тем, что Азия для нас в общем открыта. Простота получения туда виз замечательна. А в какой-нибудь Таиланд ее и вовсе нету. Казахстан — братская страна. Если я правильно помню, перелетая из Гонконга в Китай, визу я получил на границе, будто это Турция, которую нам тяжело считать Европой, которая не верится, что простирается до Босфора или там до Урала. Азия — бери не хочу!

Насчет Азии мы не комплексуем. Ее несчастья нас оставляют равнодушными. Она не тянет нас, не зовет, мы не плачем от умиления, стирая подошвы, осматривая древние камни Азии, даром что они подревней европейских-то будут.

Европа смотрит на нас свысока, высокомерно. Она видит в нас диких скифов, которые с вечной простодушностью везут на Запад не только меха, но углеводороды и еще, может, афганский героин. Они глядят на нас настороженно и не спешат с отменой виз, приблизительно так же Ройзман взирает на таджиков и цыган: никто ж не говорит, что они все плохие, просто почему-то их процент среди наркоторговцев выше среднего. А каким чудесным забавам предаются там, в Европе, наши люди! Увлекаются стритрейсингом на дорогих авто с красавицами, футболом, скупкой недвижимости, судебными заседаниями, против которых цирк кажется занудством, игрой в Джеймса Бонда уже не то что с уколом зонтиком, но с экзотическим нешекспировским полонием и проч.

И вот они, такие умные и высокомерные, разваливаются! Европа эта! Конечно, это не так сильно радует наших левых патриотов, которые мечтают по-взрослому о развале самих США! Но всё же, всё же…

И историческая память еще.

Думаю, если б кто в 1945-м у нас порассуждал вслух о том, что мы будем получать от Германии гуманитарную помощь, подачки от щедрот, а они нас к себе будут пускать только после унижений по вымаливанию виз, — такой пророк, уж не знаю, на Колыму бы попал или в дурку. Да расстреляли б и всё.

Конечно, хочется позлорадствовать и прикинуть, а как бы на этом наварить. Как это легко, как симпатично, как по-нашенски.

Но вот уже наши спецы посчитали и прослезились. По всему выходит, что с отпадением Греции нефть подешевеет до 60 долларов за бочку. А у нас при 80 всё так просядет, что вспомнятся младореформаторы, которые имели 8 (восемь) долларов за баррель! Вот в новостях буквально: международные резервы РФ уменьшились на 4,5 млрд долларов. За неделю! За одну только неделю, товарищи!

Пишут про рост у нас безработицы. И прочие беды. В случае исключения Греции из партии, то есть, пардон, из ЕС, экая оговорка.

Голова терзается мыслью о том что, стало быть, чего-то стоит союз! Они за свой горой стоят, вон Германия на какие лишения шла и идет, на какие жертвы! Ради сплочения Европы. Я не про Вторую мировую, про последние десятилетия всего только. Вон как они! А у нас что-то я не припомню всеобщего дум высокого стремленья и поголовной жертвенности, когда валился наш Союз, земля ему пухом.

И вот надо же, через столько лет нашей наивности, нашего браконьерства, нашего безделья, нашего холопского терпения и ужасного отношения к соседям у них случилась беда, вроде сугубо их внутренняя, но жизнь сегодня такая, что и по нам шарахнет.

Когда после этого удара в башке как-то прояснится, вдруг мы поймем, что никакого особого варварского пути нету и никак не удастся кочевникам быть сильно умней просвещенной Европы с ее древними университетами. И что мы таки европейцы. Ну практически европейцы.

Наверно, старой Европе придется как-то подобреть к нам и отменить эти проклятые позорные визы, эти кандалы, которыми мы отягощены, как жуткие каторжники. Мы хоть и сырьевой придаток, но придется европейцам и нам улыбаться, через силу даже, и видеть в нас равных себе, будто мы не хуже тех же африканцев с арабами, которых в Европе скоро уж будет большинство.

Мы со своей недокачанной нефтью и недопроданными китайцам лесами еще будем вытаскивать Европу из ее кризиса… В трудные времена мы в нее входим. Они полегче тех, что были в 1944-м, когда мы туда, было дело, входили. Что же, на праздники нас не зовут, пока не зовут, но, когда прижмет, пускают, куда ж деваться. В общем, все может быстро измениться — с той быстротой, с которой все происходит в сегодняшнем мире.

А Европа что? Она простирается от Ла-Манша аж до самого Уралвагонзавода. Что бы этот последний ни думал.