Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Вертикаль и «вертикалка»

02.12.2010, 13:20

Игорь Свинаренко о Кремле, отстреле и свежей крови

Из новостей мне стало известно: президенту показалось, что в стране уже застой.

И я сразу вспомнил про одну старую беседу. Несколько лет назад (год точно не помню) знакомый бизнесмен мне рассказал про свой план: как освежить в стране политическую жизнь, которая, на его взгляд, таки застоялась после бурного периода 90-х.

На это еще наслоилось нефтяное проклятие.

И вот что придумал бизнесмен, посмотрев на работу охотоведов в разных странах. В Европе, как известно, очень высокая плотность населения, и потому леса там перерезаны дорогами и прочими коммуникациями. В итоге звери вынуждены жить в маленьких лесах наподобие резерваций. Леса, таким образом, перенаселяются, а звери деградируют, вырождаются: притока свежих невест нету, и несчастным приходится скрещиваться с сестрами, дочками и даже мамашами. Положение похуже губернаторского! И вот что, как выяснил бизнесмен, делают в таких случаях зарубежные егеря — зовут охотников и позволяют тем стрелять все что движется! (Речь идет, понятно, в основном про оленей — до мышей не доходит.) Ну, почти все: часть зверей все же оставляют. И далее к выжившим подселяют сколько-то недостреленных из соседнего леса – и настает счастье. Кислороду в лесу становится больше, потомство здоровее, трофеи в итоге богаче. Про бойню оставшиеся звери и не вспоминают — чем не сталинизм! Некоторым нравится, кстати. Ну, кто выжил. И их потомкам.

— Свежая кровь — вот что нужно! А то они там уже перекрестным опылением занимаются, — волновался бизнесмен.

— Тебе-то какое дело до испанских этих оленей? Пусть себе устраиваются как знают, зачем тебе контролировать их половую жизнь?

— Ты что, не понял?

— А что надо понять?

— Я разве не сказал, что пора в Кремле провести подобную чистку? Знаешь, свежая кровь там оживит политическую жизнь!

Раньше думай о родине, а потом о себе типа. А про кровь – то ли это про пролитую, то ли про вновь влитую — про что он?

— Второй вопрос – нефтянка. Это огромная несправедливость!

По этой реплике я как-то сразу догадался, что нефтяных акций у парня нет.

— С одной стороны, нефть досталась им не по заслугам. Нечестно, — рассуждал он. – Но не отменять же результаты приватизации?

Стало быть, что-то ему досталось.

— Но делать-то что-то надо. Я придумал! – воодушевился он. – Нефтянку у них, конечно, отобрать справедливости для. Но! То, что у них уже есть — деньги там или другие активы, – это все оставить. А немало они уже подняли! И внукам хватит…

Я слушал, конечно, с интересом: вот, даже у серьезных капиталистов какие левые идеи в мозгу! Что ж тогда говорить про людей попроще. Про рабочих и крестьян, к примеру. У тех, наверное, и рецепты радикальней. И планы смелей. К примеру, больше миллиона в одних руках не оставлять. Миллиона чего — долларов или рублей? Хороший вопрос, кстати.

Вот и спи после этого спокойно.

И вот мой бизнесмен меня уговорил с ним сделать интервью – вот по поводу вышеизложенного. Ну а что, тема живенькая — отчего нет?

Прошла неделя, другая… Месяц…

— Ну что, — звоню ему, — когда интервью?

— Какое?

— Ну, про отстрел в Кремле?

— Ты с ума сошел!

— Я сошел?

— Ну, я про то, что какое ж интервью теперь-то?

А я просто не читал газет. И пропустил сообщение про то, что наш «стрелок» занял должность. Не очень высокую, незаметную, но тем не менее… И все переменилось — мир стал другим. По крайней мере, на первый взгляд.

Какого ж мы потеряли борца за справедливость! То есть справедливость, можно сказать, восторжествовала мирным путем. В Кремле теперь могут спать спокойно. Не надо свежей крови: обошлись консервированной. Да так оно, может, и лучше. А может, он просто был на прослушке? И кто-то там решил, что такие активные ребята как раз и нужны вертикали? Есть же программа кадрового резерва или что-то в этом роде…