Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Рождественская сказка

24.12.2009, 19:04

Пожарные теперь в моде. И я расскажу вам правдивую историю про одного из этих красавцев.
Это случилось в самом начале 90-х, когда начиналась новая жизнь и все казалось чудесным и возможным и со всех сторон обещалось счастье.

Один человек основал тогда солидную фирму и купил под нее неплохое здание. Ему казалось, что он всерьез и надолго, и потому он начал обустраиваться основательно.

Дизайн был полностью его.

Здание раньше было советским учреждением, но после рестайлинга вообще стало невозможно угадать, а что там было раньше. Лестницы, замечательный паркет, диковинные на тот момент стеклопакеты – все стало красивым, богатым и совершенно нерусским.

Кроме пожарного, который приперся и практически обкакал весь праздник: он потребовал устроить в учреждении настенные ящики со стеклянными дверцами, и чтоб там размещались, как вы понимаете, огнетушители.

Если б пожарный вот эту всю ерунду рассказал хозяину тот бы его, разумеется, прибил. А так до самого главного это дошло в смягченном пересказе. Ответ был такой: «А пошел он со своими огнетушителями, вот еще, дизайн мне портить. Совок устраивать». Подчиненным надо было как-то избежать конфликта интересов: и работу не потерять, и пожарного ублажить. Короче, инспектор стал получать каждый месяц — вы будете — смеяться $7000. На тот момент это представляло собой приблизительно комнату в коммуналке. Платилось это не вскладчину приближенными, и не из взяток, и не на улице были подобраны эти тыщи – но брались из премиального фонда, созданного для разных особых случаев.

Так продолжалось два — два с половиной года. Неприятно, конечно, помножать и переводить в те цены, но тем не менее. Сотрудникам хозяина было больно, но ничего с этим поделать они не могли. Чисто по-человечески им было неприятно. Если вам приходилось давать взятки практически ни за что, вы поймете. А если не приходилось — значит, вы иностранец и вам бесполезно что-то объяснять.

И тут аккурат под Рождество случилось приятное, люди получили как бы подарок от пожарного: он перестал приходить за мздой.
Вот радость-то! Видно, парня замучила совесть, и он принял решение работать честно. (То, что в принципе огнетушители должны быть в здании, относится к области логики и размышлениям о приемлемых рисках и причинно-следственных связях — но мы же тут излагаем сюжет из русской, а не какой-нибудь жизни.)

Месяц нету пожарного, два, три… Так прошло четыре года! И самым красивым в этой истории было то, что тот пожарный, переставши приходить за добычей, и другим не передал сладкого адреса. Не то чтобы это была мать Тереза, но что-то близко к идеалу все-таки.

В общем, мир сделался немного лучше, и в нем стало больше места для красивых поступков, и жить в нем стало уютней и в праздники (с наступающим вас Рождеством кстати!), и в будни.
Однако же через четыре года пожарный вернулся.

Из приближенных хозяина, которые его помнили в фирме, осталась только девушка Наташа. Она изобразила на лице радость, вот, успела научиться разным артистическим фокусам на службе, а куда деваться. Улыбка – это хорошо, но не за этим же пришел к ней офицер. Видно, соскучился он по мзде!

— Так, а вы что, опять, что ли? И где вы, кстати, пропадали? – то есть Наташа пыталась как-то что-то выведать и понять, уважительной ли была причина по которой пожарный прогулял самую сладкую часть своей службы.

Оказалось, что наш герой сидел в тюрьме. Его поймали на взятке, подсунули меченые купюры, ну и вперед. (Эта часть истории – для тех, кто мечтает искоренить в стране коррупцию и одновременно верит в чудеса. Чудес я им обеспечить не могу, но можно ж попытаться поднять людям настроение в праздник.)

— Но вы отдаете себе отчет в том, что мы солидная фирма, и такой грязи, как обращение в милицию и надругательство над чиновниками, за нами не числится?
— Что вы, что вы! Я давно понял что вы люди кристальной чистоты. Чтоб вот так подставить отца семейства, выставить его на позор – такого мне про вас и в страшном сне не снилось!
— И что, вы теперь вернулись и снова будете нас обслуживать?
— Куда там… Кто ж меня теперь с судимостью возьмет на такую ответственную работу?

Практически бедный мальчик пришел к Христу на елку и ожидал уже подзатыльника и грубых слов, которые так приятно в подобных случаях произносить. Дело было совершенно безнадежным, но он пришел, причем не от хорошей жизни.

— Ну а почему ж вы пришли? И почему именно к нам?
— А к кому мне идти? У меня, кроме вас, больше никого нет на белом свете. Кроме малых деток, которых вы наполовину уже вырастили. Своей добротой.

Наташа дрогнула. У нее же доброе сердце. Она подумала, что можно сделать, и таки придумала: вписала пожарного-расстригу в ведомость на получение некоторых ссуд из которых помогали, к примеру, погорельцам (!). Семеркой конечно уже не пахло, но для откинувшегся с кичи пуганого бывшего зека и это были деньги.
Счастье настало, и добрая девушка спасла сирот!

Так прошел год. А после девушку выгнали с работы.

Что вы хотели – абстрактный гуманизм всегда вредит делу, а тем более большому бизнесу.

Но доброта девушки таки была вознаграждена. Она сама с божьей помощью стала бизнесменом, серьезно поднялась и уж больше не дает взяток.

Не потому, что она так прониклась кремлевскими сказками о решительной борьбе с коррупцией, — нет, просто у нее теперь есть специальные девушки, которые заносят чиновникам. Когда-нибудь и они будут вознаграждены за доброту.