Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Люблю русского языка

24.09.2009, 11:53

Слово за слово, воля ваша, а мне смешно, когда министра Фурсенко корят за то, что, реформируя язык (русский), он недостаточно уважительно отнесся к наработкам Розенталя.
Я, честно говоря, предпочел бы, чтоб по этому поводу собачились Иванов с Петровым. Где русские блюстители чистоты своего языка? Отчего молчат? Чем заняты?

Так что я, 100-процентный (по крови) украинец, не от хорошей жизни влезаю в эту дискуссию. Дошли уже, значит, до точки.
Дитмара Эльяшевича (того самого Розенталя, если кто не в теме) прекрасно помню, не раз с ним сталкивался в коридорах журфака, где имел честь обучаться различным наукам. В частности и по его учебнику. А он кто вообще – латыш? Не могу знать. Не задавался вопросом. Но как-то это не очень… При всем уважении к Далю, которого, признаюсь, часто почитываю, и притом что Черных таки уступает Фасмеру (это авторы этимологических словарей), как-то это не есть уж очень хорошо. Я раз заспорил со старшей дочкой, носительницей в отличие от меня не южного диалекта, но натурального русского языка, что темляк – это не только от шашки, но и например от диктофона тоже, вообще от всего. Она сослалась на Ожегова, в котором речь идет только о шашке. Я, не задумываясь, Ожегова заклеймил, даром что у парня русская фамилия, и велел ей поднять другие источники: мне это подсказало внутреннее чувство. Иностранец Даль, специалист куда более авторитетный, чем Ожегов, подтвердил мою правоту… Мне было не столько приятно, сколько неловко. Я ведь в студенчестве снимал перед Ожеговым шляпу.
Но ближе к телу.
Согласен с тем, что народ нынче пошел малограмотный.
Сам я, кстати, довольно грамотный автор. То и дело подлавливаю телеведущих. Такое несут.
Но дело не в этом. Тема глубже! Снявши голову, некорректно плакать по волосам. Что сделали русские с ятями и ерами? Зачем убили букву i? Без которой теперь, увы, нельзя поставить точки над «i» на территориях, где русский язык — государственный. (В эмиграции они себя и ведут иначе, вы это замечали.) Диктуя свой почтовый электронный адрес, я уточняю: обе «i» украинские. Русские злятся. Но факт остается фактом. У русских есть только их неповторимая «и». Которая есть не что иное, как отзеркаленная Кириллом и Мефодием латинская «n», которую зачем они сварганили вот так, на коленке, – не могу понять.
Не могу вам также сказать, зачем была устроена реформа орфографии в 1918 году. Может, чтоб упростить язык, облегчить освоение письменности крестьянам и кухаркам, а то ж некому было управлять государством и строить сталинскую вертикаль? Но тогда можно было бы решить и более простой вопрос, который так и напрашивался – вот с этими бессмысленными недостаточными глаголами. Нехорошо, когда масса исключений в языке превышает критический предел и по итогам зубрежки людей либо зачисляют в грамотеи, либо нет. Положить можно, а ложить – так только прибор, а так-то надо класть… Одеть/надеть – я тут не путаюсь, а на ТВ так ухо вам намозолят. Вот пока я пишу эти строки, президент – или не президент? – Путин в телевизоре отчетливо произнес: «…обеспечЕние». Я, кстати, так же говорю: все знаю про словари, но тут они меня не убеждают. По мне, так по правилам русского языка, именно по-нашему с Путиным, дОлжно стоять здесь ударение. В самом деле, не говорим же мы срАвнение, увелИчение, соблЮдение (правил например).

Побеждю или победю? И все прочие вопросы, которые ставят среднестатистического русского на одну доску с неграмотным гастарбайтером. Это по меньшей мере несправедливо. Наш брат яйцеголовый не должен иметь никаких особенных прав. Правила должны быть для всех, но они должны быть понятными, вменяемыми и осмысленными. Объяснимыми. Простыми, наконец!

Я тут выступаю за это просто воинственно. Знаю я все эти ваши правила, и мог бы их соблюдать – но никто меня не заставит сказать «договоры» и «директоры», нету у вас такой власти, и не будет. Я знаю только: есть директорА и договорА. Иначе никак. Если это вам не нравится сейчас, вы это схаваете через пару--тройку лет, когда выйдут новые словари. Если вы их иногда листаете, то заметили, что примеры они берут из СМИ. А в СМИ пишу я. То, что считаю нужным. В той орфографии, которую считаю верной.
А нет, не соглашаетесь со мной – так тогда не тычьте мне в нос Розенталем.

И иностранцем Далем.

Статистика, кстати, на моей стороне. Долго требовали от меня и других чувствующих русский язык людей говорить «100 граммов». От меня такого не дождались. И справедливость таки восторжествовала: уже даже и образованные люди могут позволить себе именно «100 грамм». Нормы позволяют. А куда они денутся? С подводной лодки?

Почитывайте нас хоть время от времени, и будет вам грамотность.

Вот кофе стало среднего рода, наконец-то, в конце ж то концов! «Ах, ах, как же так, возобладала неграмотность», — лицемерно блажат образованцы, которые специально вызубривают мудреные слова, чтоб блеснуть. Вызубрили и хвастают. Больше нечем, наверно. А могли бы додуматься, отчего кофе у нас было приписано к мужскому роду: а потому, что во французском среднего рода нету. Надо кому-то такое преклонение перед Западом? Который уж и сам не знает, как ему жить?

Насчет мата отдельная история. Да, у дикарей в их неразвитых языках и культурах есть табу и соответственно — табуированная лексика. На тихоокеанских островах и в африканских деревнях это простительно, а нам выставлять себя на смех перед, допустим, англосаксами негоже. Давно уж слово fuck там не считается особенным. А мы все кокетничаем, жеманничаем, робеем, как провинциальные барышни. Жалкое зрелище! Постыдное. Мат – часть великорусского языка, который заслуживает уважения – весь, и не надо его кастрировать ради приличий. Толстой, и Шолохов, и Пушкин писали слово «блядь», а нам нельзя. Кто запретил, Розенталь? Знаете, пусть он латышским матом руководит, а не нашим. Вот, кто запрещает мне пользоваться русским языком в полном объеме, тот пусть идет, знаете, куда? Если я начну объяснять цензурно, то человек заблудится.

Черт, у французов тоже была революция, но не отменили же они свои надстрочные знаки, не сделали из своих á или â в которых трудно разобраться простым людям – обычную «а». Более того – они как бы в насмешку над некоторыми русскими (русскоязычными) умниками легально имеют букву «ë», noël вам тут для примера, и даже «ï», о которой мы и мечтать не можем (не переходя на украинский язык), у нас даже с одной точкой i-то не осталось.

Неужели они, проводя (или не проводя) реформы, думали головой?

Как им хватило при этом выдержки слушать только образованных французов, носителей языка, и не брать в расчет косноязычных инородцев?

Видите, я не о своих амбициях пекусь, мне бескорыстно хочется ясности… Мне хочется точности и понятных правил. И не говорите мне, что в случае с русским языком это невозможно. Он как-никак великий и могучий.
Вот эти, которые слюной брызгают, требуя соблюдения старых бумажных правил – они просто дурака валяют. Как, знаете, иные интеллигенты-очкарики поправляют «простую» публику, поучая ее высокомерно: «Сходят с ума, а из автобуса выходят».

Помню, в 1978 приблизительно году я спросил профессора Калинина, автора университетского (МГУ) учебника «Лексика»:
— Так как же, по-вашему, надо говорить – «вы сходите» или «вы выходите»?
Профессор ответил не сразу, он задумался, и только после ответил:
— Думаю, и так и так можно.

Видите, он все-таки «задумался», вот тут ключевое слово. Его же он обозначил и в своем ответе, не было у Александра Васильевича 100-процентной уверенности в своей правоте, а было его личное профессорское мнение, которое он мне, студенту, не навязывал, а только сообщал, и то по моей просьбе.

В общем, реформируя язык, все-таки надо думать, надо быть скромнее и еще желательно слушать, как говорим мы, простые люди из народа.