Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Мнимая воинственность

02.11.2011, 10:15

Народное одобрение увеличения оборонных расходов — фикция

Может показаться, что в знаменитом споре Медведева с Кудриным о том, поднимать ли военные расходы, народ встал на сторону нашего президента. Всего 29% против и 41% за резкий рост этих расходов. И еще 13% россиян, истинные философы, выбрали ответ «мне это безразлично». Остальные просто не знают, что сказать. Таков расклад, полученный в свежем опросе фонда «Общественное мнение».

Если уж совсем точно, то речь в этом опросе шла не обо всей госпрограмме перевооружений до 2020 года общим весом, как недавно выяснилось, даже и не 20, а 23 триллиона рублей (добавочные 3 триллиона отдельной строкой выписаны на модернизацию оборонных предприятий). Опросная служба спрашивала россиян лишь о том, одобряют ли они запланированное увеличение оборонных расходов на 20,5% в одном только следующем году. Так что публике предъявили лишь краешек проблемы.

Но, кроме таких опросов, сейчас нет другого способа узнать мнение народа насчет затеянного властями гигантского сдвига в бюджетных приоритетах, означающего фактическое уменьшение буквально всех трат, кроме военно-охранительных. Притом уменьшение всерьез и надолго.

Взвешивание плюсов и минусов этого исторического решения имело бы все основания занять центральное место в предвыборных дискуссиях. Но только не в наших климатических условиях.

Вопрос слишком серьезен, чтобы начальство допустило углубленное его обсуждение и последующее воздействие на народное голосование, а партии, допущенные к выборам, слишком хорошо воспитаны, чтобы нажимать на темы, способные это начальство огорчить. Остается опрос общественного мнения. Однако и он, оказывается, многое проясняет.

Действительно, соотношение поданных голосов (41% : 29%) вроде бы в пользу если не всей госпрограммы вооружений, то хотя бы ближайшего ее этапа. Но во всех продвинутых группах россиян (жители мегаполисов; те, у кого высшее образование; те, у кого высокий доход; те, кто пользуется интернетом) доля не одобряющих рост военных расходов куда выше среднего и колеблется между 35% и 40%. Причем в специально выделяемой ФОМом особо продвинутой группе, которую опросная служба называет «Люди-XXI», эта доля возрастает до 44%. А с противоположной стороны рекордсменами одобрения роста военных трат оказались мужчины предпенсионного и пенсионного возраста (среди которых этот рост одобряют 54%).

Иначе сказать, наибольший скептицизм (а часто и перевес неодобрения над одобрением) проявляют самые высокопроизводительные и квалифицированные работники. То есть как раз те, кто больше всех имеет основания называться налогоплательщиками. А именно за ними по справедливости должно быть решающее слово относительно того, в чью пользу делить госбюджет.

Однако вернемся ко всему массиву опрошенных. Их спрашивали еще и о том, на какие статьи российского бюджета, по их представлениям, идет больше всего денег (можно было выбрать не одну, а несколько). И выяснилось, что всего 26% россиян считают, что военные траты относятся к числу наиболее затратных бюджетных статей. При этом 40% опрошенных выбрали самый туманный из всех предложенных вариантов ответа — «на общегосударственные расходы».

То есть выпукло обозначилась наша домашняя специфика:

российские граждане очень слабо осведомлены, на что и в каких пропорциях государство тратит народные деньги, и, в частности, не очень представляют, что военные расходы и без того уже весьма велики.

А для многих федеральный бюджет — это и вовсе отвлеченное понятие, к их личным интересам, как им кажется, отношения не имеющее. Отсюда и такая большая доля (в общей сложности 30%) тех, кто либо затрудняется одобрить или осудить большой скачок в военных тратах, либо даже воображает, что лично его этот скачок никак не коснется.

Так что феномен довольно широкого словесного одобрения вышеупомянутого большого скачка — это помимо прочего выражение самой банальной неосведомленности. И понятно, что среди тех, кто лучше информирован и в полном соответствии с действительностью причисляет военные траты к разряду наиболее крупных расходных статей, доля не одобряющих дальнейший их рост в полтора раза выше средней — 43%.

Но еще занятнее ответы вот на какой вопрос: «Представьте, что в российский бюджет поступил дополнительный доход. На что в первую очередь нужно его потратить?» «Здравоохранение, физкультуру и спорт» выбрали 50%, «социальную помощь населению» — 43%, «образование» — 37%. «Оборона» оказалась в этом списке на восьмом месте (6%, хотя можно было выбрать три приоритетных расходных статьи), отстав еще и от сельского хозяйства, ЖКХ, экологии и дорожного строительства.

То есть стоило сформулировать вопрос немного конкретнее, и все сразу встало на свои места. Средний россиянин, конечно, одобрил бы, если бы армия стала сильнее, чем сейчас. Но военные расходы вовсе не являются для него приоритетными по сравнению со многими другими, и легко представить его реакцию, когда он прочувствует, что этими «другими» жертвуют ради перевооружения армии и укрепления ВПК.

Тем более что ни перевооружение, ни переоснащение ВПК даже и не занимают в глазах опрошенных первого места среди военных потребностей страны.

На вопрос «Как следует распорядиться дополнительными деньгами, которые будут выделены на оборону?» опрошенные чаще всего (38%) предлагали направить их на улучшение бытовых условий для солдат.

Предложение потратить их на техническое обновление ВПК делит второе-третье места (по 32%) с мнением, что их надо израсходовать на жилье для военных. А перевооружение армии и флота занимает в этом списке только четвертое место и поддерживается 27% опрошенных, слегка обойдя предложение потратить эти дополнительные деньги на повышение зарплаты военнослужащим (23%).

Так что у рядовых граждан есть свое, не слишком совпадающее с официальным представление о том, какие статьи в военном бюджете более важны, а какие менее. Но это не главное. А главное заключается в том, что гигантская программа вооружений — это очередная начальственная утопия. Ее невозможно осуществить, потому что широкие массы абсолютно не готовы ни на какие жертвы ради нее. Частичная ее поддержка с их стороны мнимая. Когда они поймут, чего их хотят лишить, они отменят ее снизу, если к тому времени она еще не будет отменена сверху.