Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ответа не будет

31.03.2010, 09:13

Общество принуждено переносить теракты как стихийное бедствие. Вот итог перманентной войны с терроризмом

Посвященная терактам статья в респектабельном и высокоинтеллектуальном издании названа: «Власти брошен очередной вызов». Вот так, оказывается, обстоит дело. Никому другому, как власти, и не что иное, как вызов.

Привычку на все смотреть глазами начальства спишем на специфическое устройство мозгов у большинства наших интеллектуалов. Хотя убитые в метро были вовсе не из власти. Но тут еще и о вызове говорится. То есть о чем-то таком, на что будет дан ответ. Интересно, кем и какой?

В ответ на теракты 11 сентября 2001-го Соединенные Штаты начали две войны и так переналадили систему безопасности, что на их собственной земле терактов больше не было. В ответ на взрывы в поездах 11 марта 2004-го Испания эвакуировала свои войска из Ирака. И новых больших терактов после этого не было.

У одних — политика наступления, у других — наоборот, отступления. Но и там, и там какое-никакое действие. Оно же политический ответ на террористический вызов. Не говоря о том, что в этих и других странах спецслужбы учатся и научаются отражать новые угрозы. И это тоже ответ.

А какие ответы на теракты возможны у нас и притом сегодня?

Какой бы то ни было политический ответ не подразумевается по определению. Северокавказская война была, есть и будет. Это наша данность. Как климат. Любые политические альтернативы — ну, допустим, мысль о том, чтобы отделиться от Северного Кавказа и перестать платить дань тамошним режимам — давным-давно признаны изменническими и не подлежащими поэтому обсуждению. И действительно не обсуждаются. Ни наверху, ни в массах. Поэтому

единственный, не имеющий вариантов федеральный курс в этих краях (помимо репрессий, которые тоже безвариантны) ровно тот же, что и был все нулевые годы — вливать туда новые и новые деньги, чтобы «развивать местную экономику» и тем самым якобы приобщать к лояльности местных жителей. И не спрашивайте, почему это не помогло до сих пор.

Изрекатель самых плоских наших политических банальностей Г. А. Зюганов так и рассудил после взрывов: «Примите, наконец, конкретные меры по улучшению социально-экономической жизни республик Северного Кавказа… Здесь из каждых 10 молодых людей 7—8 безработных…» Чутье не изменило Зюганову. Он советует именно то, что уже сто раз провалилось, но обязательно будет продолжено.

Ну а тем, кому надоело слушать про безработицу как кузницу терроризма, очередной раз предложены не менее затрепанные ссылки на иностранный заговор. Он тоже очевиден решительно всем толкователям ситуации — от респектабельного Сергея Лаврова, который «ничего не исключает», и до главы Ингушетии, открывшего, что московские теракты — «отчет перед заграничными спонсорами».

Кроме бесконечно частой повторяемости у этого сказания еще одна особенность: иностранный неприятель никогда не называется напрямую. Публике остается гадать, международные исламисты — это американцы или же альянс тех и других. Но если враг так могуч, что его страшно даже назвать по имени, то какая уж с ним борьба? Способ подачи «иностранной» версии был и остается таким, чтобы младенцу стало ясно: никакого государственного действия, никакого реального ответа кому бы то ни было она не предусматривает. Просто еще одна порция трескотни из того же давно знакомого репертуара.

Но, может, тогда вообразим какой-то новый ответ террористам в масштабах нашей внутренней общегосударственной политики? Нет, он тоже невообразим. Потому что «ответ» уже был дан шесть лет назад, после бесланских убийств, когда отменили выборность должностных лиц. Может, ее и рады бы отменить еще разок, но вот технически невозможно.

После каждого предыдущего теракта гайки завинчивали с таким усердием и таким запасом, что опять проделать это сегодня уже трудновато. Резьба срывается. И низы больше не поймут, и верхам как-то затруднительно.

Совсем уж назад, к тоталитарным порядкам, не нужно ведь ни тем ни другим.

Остаются какие-то трагикомичные прожекты вроде смертной казни для устрашения то ли самоубийц, то ли организаторов терактов. Кстати, сколько организаторов терактов сейчас схвачены и находятся в руках властей? Неужели хоть несколько?

Ну а раз не предвидится никаких политических ответов, остается уповать на ответы административные. То есть на радикальный рост мастерства и энергии силовиков, да и всех гражданских служб. Делать нечего — уповают.

«Мы их найдем и уничтожим. Как мы уничтожили всех, кто организовал взрыв «Невского экспресса». Недавно всех уничтожили, дотла». Так сказал президент. Но рассказанная им история наводит и на другие выводы.

Во-первых, даже если действительно «всех уничтожили» и притом уничтожили именно тех, кого надо, это не спасло от терактов в московском метро. Во-вторых, недавний подрыв «Невского экспресса» произошел на том же месте, где его уже пытались взорвать, после чего никаких мер безопасности принято не было (как их не было принято и после терактов 2004 года в метро). И, в-третьих, организатор злосчастного путешествия, РЖД, до сих пор судится, пытаясь доказать, что плохо сконструированные вагоны и ненадежные кресла не сыграли роли в гибели пассажиров. А тут ведь и экспертом не надо быть. Достаточно разок взглянуть на эти хлипкие креслица. Несчастье несчастьем, а business as usual.

Понятно, что охранительные ведомства, а также гражданские чиновники и даже государствообразующие корпорации пытаются сейчас что-то предпринять, чтобы дать отпор террористическим атакам, или стараются внести хотя бы ритуальный вклад в этот отпор. Но только в рамках, которые отводит им наша система. А это узкие рамки.

За десяток лет своего существования система извела под корень публичную гражданскую жизнь, опошлила и опозорила само понятие политики, заблокировала независимое осмысление действительности под каким угодно углом зрения, превратила в посмешище слово «реформы», хоть ведомственные, хоть экономические, хоть правовые, и сделала общество (а с ним и себя) бессильным и беспомощным перед любыми испытаниями.

У системы больше нет идей, она исчерпала весь ресурс возможных своих реакций на внешние воздействия и способна сегодня только повторять старые ходы и делать ритуальные жесты.

Поэтому нет смысла ждать от нее ответов на террористические или какие угодно другие вызовы. Ответов не будет. Обществу остается переносить очередную волну терактов как стихийное бедствие. Или выходить из системы.