Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Супчик разогретый

15.04.2009, 10:18

Студотрядов будет ровно столько, чтобы хватило на картинку в телевизоре

Те, у кого душа болела за безденежную и беспризорную молодежь, могут заснуть спокойно. Вопрос решен положительно. По крайней мере, для молодежи студенческой.

А это ведь нынче добрых две трети девушек и юношей соответствующих лет.

Возрождаются ССО — студенческие строительные отряды — незаменимый источник заработков и сведений о жизни для пап, мам, дедушек и бабушек сегодняшних студентов.

Прямо как в песне Эдмунда Иодковского на музыку Вано Мурадели: «Партия велела — комсомол ответил: «Есть!»». Только партия нынче — это «Единая Россия», а комсомол — состоящая при ней «Молодая гвардия» (МГЕР).

Именно из офиса МГЕР прозвучали слова олимпийской чемпионки и по совместительству парламентского вице-спикера Светланы Журовой: «До этого понятия «стройотряд» в законодательстве не было. Вот сейчас этот законопроект внесен. Он пройдет, как положено, все чтения, и я думаю, что к тому моменту, когда наши ребята начнут работать, они уже будут иметь свой законный статус».

Не спрашивайте, зачем совершеннолетним «ребятам» для того, чтобы работать в собственной стране, нужен еще и какой-то «законный статус». Он нужен не им, а всему тому околоначальственному люду, который должен доказать, что не даром ест хлеб, неистощим на всякие полезные выдумки и заслуживает должностей и прибытков в новом казенном антикризисном начинании.

Законная база под возрожденные стройотряды еще не до конца подведена, а идеологическая уже сдана под ключ.

«Стройотряды — это хорошо забытое старое… Стройотряды дают возможность студентам не только заработать деньги, но и завести знакомства, повысить квалификацию, обрасти контактами…» Это Руслан Гаттаров, председатель политсовета МГЕР.

Деньги? Неужели больше, чем получают гастарбайтеры? Если действительно больше, то кто же наймет студентов без доплаты из казны, которая и так сейчас — сплошная дыра?

Повысить квалификацию? Какую, например? Квалификацию программиста? Инженера? Помнится, типичный боец советского студенческого отряда был исполнителем тяжелых неквалифицированных работ.

Обрасти контактами? Ну, это не для всех. Но «обросшие контактами» в тогдашнем строительном бизнесе командиры отрядов действительно весьма ценились, а их прошедшие тщательный отсев бойцы составляли иногда реальную конкуренцию бригадам северокавказских шабашников. Но все это имело касательство не столько к широким массам студенчества, сколько к другому захватывающему явлению, названному позднее «комсомольской экономикой». Что помогло ей расцвести тогда — понятно. А что сейчас?

Допустим, председатель политсовета, человек мысли, а не дела, всех этих тонкостей не улавливает. Но ведь рядом с ним на той же пресс-конференции сидел и человек практический. У российских студенческих отрядов есть уже Центральный исполнительный комитет, а у комитета — председатель. Павел Богатеев, мужчина средних лет, костюмированный во что-то, похожее на советскую студотрядовскую форму, демонстрировал полное знание деталей:

«Отработанная схема организации собственного питания… И в Сочи, и в АТЭС то время, которое прошло, было потрачено не зря — инфраструктура, готовая к приему большого количества людей, на сегодняшний день уже есть…»

Совершенно излишне уточнять, что ударными комсомольскими стройками XXI века станут вовсе не деревенские больницы или там автострады в глубинке. Понятно, что это Олимпстрой, объекты для высоких азиатско-тихоокеанских гостей Владивостока, а также все прочее, что на слуху у начальства. Иначе бы и не брались. Это наши сегодняшние БАМы.

А кстати, как быть со старым БАМом? Он ведь, строго говоря, не совсем достроен. Раз под рукой оказалось такое «большое количество людей», может, перебросить часть их туда? Впрочем, это так, бесплатный совет.

Уточним лучше, что значит «большое количество». Студентов-то у нас миллионы. Представьте себе этакую силищу, так удачно однажды изображенную в вышеупомянутой песне (сочиненной по случаю освоения целины, куда двинулись некогда миллионы энтузиастов, в том числе и первые студотряды): «Мы пришли чуть свет/ Друг за другом вслед, /Нам вручил путевки/ Комсомольский комитет/… Пусть несется весть: /Будут степи цвесть!…»

И тут нас подстерегает самое смешное. Никто «чуть свет» не придет. Никаких миллионов нет и не предвидится.

На Олимпстрое даже и по явно завышенным обещаниям МГЕРовцев будет работать 5 тысяч студентов. И еще примерно столько же будто бы приедут на другие объекты. Между прочим, в середине 1980-х в студенческих отрядах числилось 800–900 тысяч человек.

На излете советской власти ССО были симуляцией где-то наполовину. Каков процент симуляции у нынешней затеи МГЕР, подсчитайте сами. Студотрядов будет ровно столько, чтобы хватило на картинку в телевизоре.

Разумеется, никакой общественной потребности в них и нет. Те студенты, которым нужны приработки, ищут и обычно находят работу в тех городах, где учатся. И уж точно не в первую очередь это работа, которую приходится отбивать у гастарбайтеров.

Сегодняшняя студенческая занятость — один из реальных способов хоть как-то исправить идиотизм нашей образовательной системы, производящей дипломы, которые потом не пригождаются большинству выпускников. Не редкость, когда студенты именно таким непрямым путем приобщаются к тем специальностям, которыми потом реально займутся. Подсовывать им вместо этого студотрядовские ноу-хау 1950–1960-х годов так же нелепо, как предложить заменить современный компьютер на советскую полупроводниковую вычислительную машину БЭСМ-6.

Что же до банального хлеба насущного, то

сейчас, в трудные времена, надо, по примеру западных университетов, трудоустраивать студентов на вспомогательные рабочие места в вузах, где они учатся.

Правда, для этого нужны профессиональные организационные усилия, а не симуляция таковых, нужны грамотные законы, которые не по плечу думским спортсменам, а также определенно нужен пересмотр системы вузовских заработных плат, и уж, конечно, не только для вспомогательных работников.

Поскольку наш властный аппарат ничего этого не умеет, он и занимается тем единственным, к чему приспособлен: снова и снова перерывает советские кладовки — вдруг что-то забыли взять? Если супчик все время разогревать, он отдает тухлятиной. Но тут почему-то верят, что привередничать никто не станет. Заботу о молодежи заказывали? Получайте. С пылу, с жару, с кухни МГЕР.