Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Гуляй, мелкота!

16.07.2008, 10:44

Чтобы открыть торговлю, надо очень о многом и со многими договориться, и никакой «уведомительный порядок» этого не отменит

Предпринимательская мелкота упустила отличный случай повеселиться. Удивительное дело — никаких стихийных демонстраций восторга. Никаких криков «ура». Никаких гуляний с песнями, плясками и здравицами в честь начальствующих лиц. До такой степени не заметить начинания, клонящиеся к улучшению их бизнесменской жизни, – это уже почти вызов.

А между тем, президиум правительства одобрил законопроекты вполне революционные. Как афористично заметил наш премьер, они «направлены как раз на сокращение этих самых административных барьеров. В первую очередь — для малого и среднего бизнеса».

И этим барьерам действительно пришлось несладко. Судите сами. Открыть собственное дело теперь можно будет, не спрашивая ни у кого разрешения, а просто послав, куда следует, уведомительную бумагу.

Контролеры-проверяльщики, которые так бессердечно душат мелкое предпринимательство, будут до чрезвычайности стеснены в количестве и продолжительности своих проверок. И самое крутое: грозу бизнеса, нашу милицию, введут в берега, впервые прописав подробнейшим образом, что ей можно делать с коммерсантами, а чего – никак нельзя.

Остались формальности. Подработать детали, нажать парламентские кнопки, подписать у президента, и уже в следующем году мелким нашим коммерсантам предстоят такие прыжки в царство свободы, которых на памяти нынешнего их поколения было всего несколько.

Впрочем, заглянем в будущее чуточку дальше. «Со времени принятия законов, направленных на снижение числа проверок, их число не только не сократилось, но увеличилось либо значительно увеличилось. При этом большинство проверок проводятся в нарушение принятых законов… Такие результаты внушают тревогу… Необходимо более активно подойти к реализации… требований о снижении административных барьеров… Внутри кабинета министров есть ясное понимание необходимости пойти на более радикальные шаги даже в ущерб полномочиям отдельных органов…»

Это не репортаж из будущего, а только проект такого репортажа. Поскольку нынешние либерально-экономические мероприятия и по содержанию своему, и даже по употребляемым ключевым словам полностью совпадают с прежними либерально-экономическими мероприятиями, то для предстоящего подведения их итогов, уж наверно, подойдут слова, произнесенные в прошлый раз по поводу прошлых таких же реформ.

Автор цитированных здесь соображений – Герман Оскарович Греф, тогдашний глава Минэкономразвития. Время высказывания — июль 2002-го, через год после вступления в силу реформаторского закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля». Жанр высказывания – оптимистическая эпитафия (радикальные начинания провалились, поэтому будем готовить следующие радикальные начинания).

В 1999-м, когда Владимир Путин в первый раз стал премьером, ввиду предстоящих реформ организовали Центр стратегических разработок, где шефом был Герман Греф, а среди главных его помощников – нынешняя его преемница Эльвира Набиуллина. В те времена, сейчас почти былинные, как раз и вошли в оборот все эти «снижения административных барьеров», а также и загадочный термин «дерегулирование», замененный чуть позже понятным русским словом «дебюрократизация».

А потом все эти слова отлились в несколько реформаторских актов, включая и упомянутый закон «О защите прав предпринимателей». А еще потом, по известным публике причинам, в либеральных реформах настала многолетняя пауза. Но еще до того, как она настала, провал затеянных гуманных мероприятий был, как можете заметить, честно признан.

Признан-то признан, но осадок остался.

То ли «план Путина» обязывает, то ли еще что, но, вернувшись сейчас в премьерское кресло, Владимир Владимирович чувствует иногда потребность, что называется, надеть сапоги 99-го года.

И в результате – новая, еще более гуманная версия все того же закона «О защите прав», представленная сейчас Эльвирой Набиуллиной в пакете с другими новациями, включая и либеральные поправки в закон «О милиции».

Если все принять за чистую монету, то открытие, к примеру, продуктового ларька станет теперь процедурой элементарнейшей: «предприниматель заполняет уведомление, принимает обязательство соблюдать действующие нормы и правила. И все — он уже может начинать свое дело…» Так это описал Путин.

То есть какой-нибудь трудолюбивый мелкий коммерсант утром заполнит бумаженцию (возможно, и с ошибками – он ведь, пожалуй, не местный; местные держать ларьки не любят), пошлет ее по почте в инстанции, а днем облюбует подходящее местечко, выгрузит там ларек и давай себе торговать, добра наживать — «начинать свое дело».

Не поверили? И я не поверил.

Чтобы открыть у нас торговлю, надо очень о многом и со многими договориться, и никакой «уведомительный порядок» этого не отменит.

Что же касается ущемления в правах наших контролеров, так ведь им не привыкать к ущемлениям. Ограничение проверок, пусть и не такое жесткое, было прописано и в старой версии закона «О правах», да еще и вместе с позволением взыскивать в случае чего с проверяльщика ущерб.

Однако все равно проверяли столько, сколько надо было — и в рамках закона, и выше всяких рамок. Самые задорные из потерпевших после этого подавали в суд. Отмечены даже случаи выигрыша ими таких судов. Несколько десятков за семь лет.

Да и можно ли вообразить, что бесчисленные наши контрольные органы на одних участках станут работать по закону, а на других – по наитию свыше? Если в крупном имущественном споре побеждает тот, кто ближе к начальству, и притом не часто, а всегда; если где-нибудь в Архангельске на мэрских выборах голоса сначала ложатся неудачно, а после контрольного пересчета все сразу становится на место, так почему же в мелких спорах с мелким бизнесом логика контролеров станет другой? Такое может привидеться разве из Кремля.

То же и с милицией. Заходить в гости с внеплановой проверкой ей вроде бы станет труднее. Но с какой стати она прекратит крышевать коммерсантов? Отношения с нею мелко-среднего бизнеса совсем не так скучны.

Любой толковый милицейский вам объяснит, что бизнесмены сами приходят – просят уберечь от конкурентов, от рейдеров, от бандитов, укрепить их фирмы знающими кадрами, войти в долю через родственников.

Сами или, там, не совсем сами, но отделить коммерцию от правоохранительной деятельности — это ведь резать по живому. А кто будет резать?

Недавно наблюдал, как начальник одного процветающего южного городка по-отечески обходил торговый квартал и выборочно закрывал магазинчики, журя их за неопрятность. Может, даже навсегда, хотя, скорее всего, нет. И думалось: вот она, наша жизнь! Течет себе, прекрасно обходясь без законов.

Или в другом городе, северном (его даже так и называют: северная столица), за последние три года власти придушили почти всю мелкую торговлю. И по большей части не путем произвола, а с помощью правовых механизмов. Достаточно было просто захотеть.

Сейчас наверху, кажется, слегка утомились всеми этими удушениями, отряхивают от архивной пыли гуманные законопроекты и велят, чтобы коммерческая мелкота как-нибудь там расцвела. Потому что с кремлевских высот она кажется безопасной, ни на какие серьезные вещи вроде бы не зарится, а дворцовые эксперты, из тех, что пообразованнее, нашептывают, будто ее можно использовать для решения отдельно взятых экономических проблем.

Сдвиг в руководящих умах, конечно, неплохой. Даже заслуживающий аплодисменты. Но только вот слишком уж локальный, слишком маленький и слишком медленный. Не хочется пока говорить: запоздавший.