Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

О непогрешимости папы и дедушки

18.05.2000, 16:21

Папе римскому Иоанну Павлу II исполнилось 80 лет. В таких случаях принято говорить о вкладе понтифика в консолидацию и всяческое примирение всех людей на Земле… Ну, там, утверждение гуманитарных ценностей… Что еще? Милосердие, сострадание, человеколюбие…
       Да никто и не спорит. Понятно, что вклад папы во все это огромен и неоценим. Непонятно другое: как именно понтифик осуществил этот свой вклад? Служил торжественные мессы? Четырежды приносил покаяния за грехи католической церкви? Наносил миссионерские визиты? Был ранен?
       Я думаю, что главный и неоценимый вклад папы в утверждение гуманитарных ценностей заключается, на самом деле, в редком его умении быть стариком. Не скрывать свою старость. Не бодриться, как водится у политиков, а устало опираться на посох и качать головой — то ли от болезни, то ли от тяжелой печали за паству, что, в сущности, одно и то же.
       Четыре года назад у меня умер дедушка. Он совершенно не был святым. Даже, если честно, последние годы дедушка наш был всей семье в тягость. Он плохо ходил и плохо соображал. Каждый вечер имел обыкновение включать на полную громкость новости и смотреть, не понимая ни слова, а то и засыпая в кресле перед телевизором. Его приходилось кормить и одевать, как ребенка. Сейчас, когда я вспоминаю деда, я представляю его ковыляющим по дорожке в саду — долго-долго, коротенькими шажками от летней кухни к дачному дому.
       Я думаю, дед, не отличавший уже в конце жизни Ельцина от Зюганова, очень хорошо при этом понимал, что он всем в тягость. Да не так уж нам и трудно было за ним ухаживать. Но он все равно понимал, что он в тягость, и что это важнее политических выборов или экономического положения страны.
       Дед умер от инсульта. За минуту до смерти, не будучи способным ничего сказать, он накарябал на бумажке: «воды холодной». Теперь, если что-то и объединяет нашу семью, так только общее чувство вины за то, что мы не успели выполнить последнюю волю умирающего.
       После смерти деда семья распалась. Огромная старинная квартира была разменяна на две бетонные коробочки. Дачный сад пришел в запустение. Мы стали друг другу практически чужими людьми. Вот ведь странно. Целая армия не может консолидировать нацию. Голод, война, дипломатические миссии не могут того, что с легкостью делает немощный старик — помирить врагов.
       Принято думать, что вот, например, с воцарением нового президента Владимира Путина нация наша стала консолидироваться. Черта с два! Я уверен, что нация консолидировалась вовсе не благодаря Владимиру Путину, а только благодаря тому, что первый президент России Борис Ельцин публично в прямом эфире пять минут побыл немощным стариком.
       Все девять лет своего президентства Ельцин стариком быть не умел, как вообще российские политики не умеют быть стариками. Ельцин разговаривал грозным голосом, танцевал «Данилу Купора» во время президентской кампании, молодился и хорохорился, а страна от этого разваливалась на куски.
       Стоило же Ельцину пять минут только побыть стариком, просто не побояться выглядеть больным и усталым, просто поиметь в глазах стариковскую тоску и понимание, что ты в тягость, как нация вдруг объединилась.
       Немощный старик у власти заставляет людей подчиняться себе не от страха, а от жалости, от сострадания. То есть по-человечески, а не из звериного инстинкта самосохранения. Жалость и сострадание ложатся в основу обычаев и законов. Видя каждый день человека, жизнь которого еле-еле теплится, народ научается, сам того не замечая, ценить жизнь, относиться к ней бережно. Такой народ не начнет войны, не будет убивать ради денег. Такой народ вообще не будет ценить деньги, а будет ценить только еду, тепло и покой.
       Я искренне думаю, что молодые и энергичные политики приносят огромный вред своему народу именно тем, что пытаются изменить жизнь к лучшему. Владимир Путин, например, наверняка ведь думает, что необходим россиянам, что россияне без него не могут, что на него вся надежда. То же думают наверняка о себе Зюганов, Явлинский, Жириновский, Кириенко, Грызлов.
       Бог с вами! На самом деле, конечно же, вы, уважаемые политики, народу в тягость. Просто неумолимое время еще не объяснило вам этого толком. Вот вы и ведете себя как мальчики-побегайчики. Но не расстраивайтесь. Пройдет лет двадцать-тридцать-сорок, и каждый из вас будет так же, как папа римский, тяжело опираться на посох и качать головой то ли от болезни, то ли от печали за людей. Поверьте, так будет. Даже неумолимого Пиночета старость научила быть настолько добрым, чтобы отпустить народ на свободу. Научит и вас.