Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Майский Цветок

08.06.2000, 17:48

Сейчас, когда долгожданный налоговый закон принят и все как один зарабатывающие «черную» валюту знакомые прыгают до потолка от радости в том смысле, что станут теперь честными налогоплательщиками и наконец будут чисты перед законом, и наконец обзаведутся ипотекой и кредитной историей, я вспоминаю историю про Майский Цветок.
       Есть у меня один приятель синолог. Серьезный ученый, специалист по китайской культуре эпохи Минь. Вполне успешный человек, имеющий красавицу жену, большую квартиру в тихом центре, кафедру в университете и постоянно обновляющийся грант на научные исследования.
       Назовем этого человека Иваном. Так вот, однажды Иван решил устроить себе отпуск и встретить в любимом своем Китае китайский же Новый год. Пользуясь своей постоянной визой, Иван приехал в Пекин и в крошечной пароходной компании купил себе тур на кораблике не то по реке Янцзы, не то по реке Хуанхэ. Пароходик был ровно как в фильме «Волга-Волга». Этакое облезлое чудовище с невероятными гребными колесами. Иван был единственным европейцем на борту. А река была такой огромной, что с одного берега даже в ясную погоду не видно другого.
       И надо же было так случиться, что в самый китайский Новый год, когда пассажиры успели уже вместе с командой напиться рисовой водки, на реке Янцзы, или Хуанхэ, начался страшный шторм. Пьяные китайцы перепугались, собрали по старой хунвейбинской привычке собрание и решили, что во внезапно налетевшем шторме виноват белый дьявол, поскольку больше некому. Белым дьяволом, естественно, называли Ивана.
       Слава Богу, капитан пароходика спрятал европейца в своей каюте, иначе бы его немедленно выкинули за борт в бурлящую воду.
       На следующее утро капитан разбудил ученого и сказал:
       — Вы же понимаете, что я не могу оставить вас на судне?
       — Но что же делать? Мы далеко от столицы, да и вообще, насколько я понимаю, вокруг нет никаких городов, ни даже деревень.
       — Весьма сожалею, мистер. Здесь неподалеку, однако же, есть небольшая пристань. Я высажу вас там, и, может быть, местные жители помогут добраться до столицы.
       Через полчаса Иван сидел понуро на пристани и махал платком беспечному рыбаку, проверявшему неподалеку мрежи. Рыбак подплыл.
       Издали он казался совсем стариком, вблизи не выглядел старше сорока. Иван протянул рыбаку десятидолларовую банкноту:
       — Не поможете ли, любезный, найти какую-нибудь машину до города.
       — Конечно, мистер, — рыбак крутил банкноту в руках и был несомненно поражен огромностью полученной суммы. — Завтра в город пойдет почтовая машина. Только скажите, много ли у вас еще таких бумажек?
       — Всего долларов четыреста.
       — Сколько? Знаете что, мистер, если только вы не шутите, то через три дня в город поедет хорошая легковая машина. Американская, с кожаными креслами и трезвым шофером. В любом случае переночуйте у меня, а утром решите.
       Иван, разумеется, боялся быть ограбленным и убитым, но не ночевать же на улице. Пришлось принять приглашение рыбака, поужинать скромным рисом и лечь спать на топчане.
       На следующее утро, когда солнце едва всходило, Иван проснулся. Он вышел на порог и стал любоваться восходом. Через минуту рядом с ним присел беспечный рыбак, а из глубины хижины вышла девочка лет тринадцати с кувшином на плече — и пошла по воду.
       — Видишь, — сказал беспечный рыбак, — это Майский Цветок. Она моя дочь, ей четырнадцать лет, и я готов поклясться, что она девственница. Хочешь, бери ее в жены. Она нарожает тебе прекрасных здоровых детей. Вы проживете долго и счастливо на берегу реки. А денег, которые у тебя есть, хватит до самой старости и смерти тебе и твоим детям.
       Иван утверждает, что в этот момент у него по-настоящему екнуло сердце. Бросить все? Квартиру в тихом центре, красавицу жену, кафедру в университете, научные сборники, гранты? Пропасть в бесконечной земле на берегу реки, про которую даже не знаешь толком — Янцзы это или Хуанхэ? И ведь никто, никто в целом мире не найдет тебя, пока небо не упадет на землю.
       Иван, конечно, вернулся. Зато теперь, всякий раз, когда знакомые спрашивают меня о налоговой политике государства, я вспоминаю историю про девушку по имени Майский Цветок. На самом деле девушка такая существует где-то, и ей сейчас должно быть уже шестнадцать. А налогового закона не существует, как бы мы ему ни радовались. Только одна видимость на бумаге. Бессмысленные закорючки.