Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Вавилонские калеки

06.07.2000, 16:48

В день, когда начались первые отборочные туры международного конкурса девушек «Elite model look», я возвращался домой и думал об этом. Потом остановился у магазинчика купить пива и встретил в магазинчике красивую девушку. Больную церебральным параличом. В инвалидном кресле. Она покупала молоко. Вот, собственно, и вся история.
       Я ведь не имею ничего против моделей, модных фотографов, продюсеров, миллионных гонораров. Я даже не имею ничего против кокаина. Английские врачи говорят, что, глядя на худых моделей, обычные девушки перестают жрать, голодают до прободения язвы и очень мучаются. А я не имею ничего против моды на худобу.
       Красивая девушка, больная церебральным параличом, попросила меня подтолкнуть ее инвалидное кресло через ступеньку в магазин. Я спросил, как девушку зовут. Она сказала — Таня. У нее был нежный голос, от ее голоса в голове распространялся приятный такой звон.
       Я знаю кучу бессмысленных людей, которые считают модельный бизнес сказочным спектаклем. И он, таки да, сказочным спектаклем является. Брить подмышки или не брить подмышки? Каким шампунем мыть голову? Достойна ли я такой губной помады, или достойна лучшего? Вокруг моделей выстраивается целая вавилонская башня средств по уходу за волосами, ногтями, губами, щеками, прыщами. Средства для бритья ног, отбеливания зубов. Коллекция весна-лето.
       Магазинчик, в котором я остановился купить пива, находился прямо возле большого шоссе. Пока мы болтали с Таней, по шоссе шли бесконечные фуры со всей этой бессмысленной косметикой и телевизорами с абсолютно плоским экраном.
       Невероятная вавилонская башня строилась вокруг нас, и мы даже слегка участвовали в строительстве: я купил пиво определенной торговой марки, а Таня — определенной торговой марки молоко.
       Нет, вы не думайте, мне совершенно не жалко глупых и восторженных девушек, участвующих в конкурсах моделей, то бишь стоящих в очереди на замещение вакантной должности строителя вавилонской башни. Я не осуждаю циничных и расчетливых девушек, претендующих на такое же место. Я просто не могу конкурировать.
       Я калека. Мы с красивой девушкой Таней — калеки. Я заикаюсь с детства, у нее церебральный паралич. Даже если бы мы хотели принять участие во всеобщем вавилонском соревновании по торговле воздухом, у нас все равно бы ничего не вышло.
       Я ведь пытался стать телеведущим, например, чтоб доказать себе, будто я не калека. Но меня уволили за то, что я калека, и правильно сделали. На телевидении ведь есть стандарты. Они меняются в зависимости от времени, но всякий раз, выбирая ведущего, телевидение стремится к совершенству. А Таня действительно очень красивая. У нее лицо боттичеллиевской Венеры и трогательные тонкие прозрачные пальцы. Пальцы, правда, загибаются назад от болезни, и пакет молока Таня может держать только двумя руками.
       Мы калеки, и вокруг нас не образуется денежных завихрений. Мы просто идем вдоль дороги. Я толкаю Танину коляску. Таня рассказывает про то, как завела маленькую собачку. А Танина бабушка случайно наступила собачке на лапу. А собачка стала потешно трясти лапой над головой и жалобно скулить.
       Мимо нас с Таней проносятся модные автомобили. В автомобилях едут модные люди и модные товары. Это все множится, множится, громоздится одно на другое. И люди толкаются, понимают, что теплых мест мало, что за них надо бороться, стремятся к совершенству. Если людям удается что-нибудь эдакое, они гордятся, сходят с ума, торопятся возомнить о себе невесть что. А мы просто движемся вдоль дороги и, слава Богу, не имеем физической возможности участвовать в вавилонском столпотворении.
       Лет через десять-двадцать девушки, участвующие сегодня в конкурсе «Elite model look», станут старухами. То есть это им будет казаться, что они старухи. На самом деле они будут вполне еще молодыми и прекрасными женщинами. Только отравленными привычкой к громоздящейся вокруг вавилонской башне косметики и кутюра. Лет через двадцать глупые модели начнут сходить с ума и спиваться от неизбежного приближения старости. Умные модели поймут, что в конкурсе красоты есть что-то дарвиновски-звериное, естественный отбор какой-то. И те и эти почувствуют, что двадцать феерических лет в модельном бизнесе прожиты суетно и напрасно.
       А мы с Таней как гуляли вдоль тротуара, так и будем гулять, болтая в свое удовольствие до самой смерти. Дело в том, что мы при всем желании не можем продать никакую часть своего тела, никакой кусок жизни. Кроме калек, есть только еще одно Существо, которое никогда не участвует ни в каких конкурсах. Оно-то и создало нас калеками. По Своему образу и подобию.