Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Человек с ружьем

06.10.2000, 15:34

Вчера мне сказали, что принят новый административный кодекс, и я должен этому радоваться.
       — Чему радоваться-то?
       — Ну тебя гаишники штрафовать не будут. Все только через суд. А еще там объявлена презумпция невиновности.
       — Бул шит! — крикнул в моем магнитофоне очень кстати американский поэт и композитор Слим Шэйди.
       Я ехал посредством автомобиля на дачу. Была ночь и туман. Из тумана вынырнул вдруг гаишник, замахал мне светящейся палкой и бросился под колеса.
       Черт его побери! Убийство полицейского при исполнении. Интересно, что говорит новый административный кодекс о праве ментов бросаться под колеса?
       Я остановил машину и вышел. Гаишник поглядел мои документы, проверил зачем-то еще и паспорт. Предложил мне доказать ему, что я не пьян. Как это у них получается? Он держал в руках какую-то ампулу, грозился, что сейчас сломает ее, и тогда, если ампула покажет, что я пил, то конфискует у меня машину и отберет права. Ночь была. Лес. Мы одни на дороге.
       — Так что? Ломать? — вопрошал гаишник многозначительно.
       — Ломайте, ломайте, я все равно не дам вам денег, потому что не пил, вы отпустите меня и еще извинитесь.
       Смущенный страж порядка помялся еще минуту, положил свою страшную ампулу в карман и уехал.
       И так каждый раз. Каждый раз, когда меня останавливают, я не знаю, что произойдет, то ли убьют, то ли отпустят с улыбкой, то ли оштрафуют на сумму от двадцати рублей до двух тысяч восьмисот вне зависимости от нарушения.
       Четыре года назад вот точно так же я ехал по трассе Рим-Генуя с итальянский моим приятелем. Нас остановили карабинеры. По русской привычке я открыл дверцу и полез наружу.
       — Стой! — закричал приятель и втащил меня за шиворот обратно за руль. — Это же месячник борьбы с мафией!
       — И что надо делать?
       — Медленно вытащить ключ зажигания и положить на торпедо. Потом медленно открыть окошко и положить руки на руль, чтобы офицер их видел.
       Я так и сделал. Два карабинера, целясь в нас из автоматического оружия подошли и сказали:
       — Медленно по одному выйдите из машины. Сначала водитель, потом пассажир. Исполнять!
       Мы исполнили.
       — Теперь, — продолжал офицер с калабрийским акцентом, — руки на капот и ноги шире плеч. Медленно левой рукой достаньте из кармана документы и положите на капот.
       Я возразил:
       — Господин офицер...
       — Не разговаривать, исполнять!
       — Господин офицер, — если бы я не знал итальянского, меня бы наверное уже застрелили, — дело в том, что я из России. Русские носят документы не в правом внутреннем кармане пиджака, а в левом. Для нас ваши инструкции не действуют.
       — Минуту, я посоветуюсь.
       Офицер заговорил в рацию, действительно спрашивая у какого-то начальства, что делать, если человек не может по инструкции достать документы левой рукой.
       — Пусть достает правой, — сказало начальство, подумав, — только медленно.
       Офицер успокоился:
       — Медленно, очень медленно, правой рукой достаньте документы и положите на капот.
       Я испытал счастье. Ложное, конечно, но приятное ощущение уверенности. Вот человек с ружьем. Вот у него со мной проверка документов. И я точно знаю, законным или незаконным является каждый его шаг. И он знает.
       Здесь, господа, не в кодексах дело. Просто надо как-то упорядочить людей с ружьем. Это трудно. Но зато приятно понимать, что участвуешь в качестве гражданина в месячнике по борьбе с мафией. Руки на капот. Ноги шире плеч. У нас же негласный кодекс пока предполагает вызывать свидетеля только для того, чтобы он стал обвиняемым. Самим не противно?