Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

О чем этот кодекс

18.01.2001, 00:00

Бедные все же эти ребята в Думе. Я каждый раз так думаю про них, когда они опять собираются там у себя в Думе думать. Потому что мысли у них, хоть и хорошие, но простые, и могут быть использованы только в идеальных обстоятельствах, каковых настоящая жизнь просто не предоставляет.

Вот, например, свет и тепло отключают в Приморье. И фракция «Единство» думает по этому поводу хорошую, но простую и неповоротливую мысль, что надо объявить там чрезвычайную ситуацию. Хорошая фракция. По любому поводу у нее мысль одна –объявить ЧС и послать самолет «Валерий Чкалов» с хорошими парнями-спасателями и Сергеем Шойгу в красной пуховке. Они справятся.

Коммунистическая фракция умеет думать мысль про свою непримиримость. Фракция СПС, наоборот, думает про свою либеральность. «Яблоко» думает, что им ни с кем не по пути.

Когда надо думать другие какие-нибудь мысли, то фракциям трудно.

Мне иногда даже кажется, что если спросить депутатов, который час или надо ли надевать ребенку на прогулку свитер, то они не смогут вот так ответить спроста.

Достаточно ли непримиримо получится,– подумает Зюганов,– если я скажу, что половина четвертого? А Немцов наверняка станет прикидывать и так и этак, вполне ли либерально будет сказать, что на прогулку ребенку зимой нужен свитер. И уж Явлинский-то, точно, ни за что не скажет просто «половина четвертого», поскольку не может же мнение лидера «Яблока» совпасть с мнением лидера КПРФ.

Вы думаете, я ерничаю? Нисколько. Все эти печальные мысли пришли мне в голову в связи с очередным отказом депутатов рассматривать кодекс о труде. Они его, типа, покрутили в руках и решили пока не рассматривать, а рассмотреть как-нибудь потом.

Вот Геннадий Андреевич Зюганов по телевизору говорил, что кодекс ужасный, потому что в нем отменяется восьмичасовой рабочий день. Тут я, как человек, работающий ежедневно часов по двенадцать, с Геннадием Андреевичем совершенно согласен. Восьмичасовой рабочий день – великое завоевание. Но ведь это всего одна поправка. Зачем же из-за нее закон не рассматривать? Внесите поправку, пожалуйста, и примите нам закон. Или тот, другой, примите, где восьмичасовому рабочему дню ничто не угрожает. Хоть что-нибудь примите, кроме закона о пчеловодстве! Нет. Не могут.

Я со своим начальником, когда обсуждаю интенсивность моего труда и размер заработной платы, довольно легко прихожу к согласию, исходя из простого чувства справедливости и несмотря на то, что я голь перекатная, а начальник мой – акула капитализма и прихвостень олигарха. Так почему же депутаты не могут?

Почему они не могут просто посовещаться и решить по справедливости, сколько человек должен работать и как ему должны за эту работу платить? И что делать, если человек, например, забеременел или состарился. Знаете почему?

Потому что им плевать на справедливость. Потому что они все равно думают свою одну мысль о непримиримости, о либерализме или об особом мнении. Причем непримиримость, либерализм и особое мнение могут быть продемонстрированы только по отношению к позиции Кремля. А Путин молчит.

Депутатам неинтересно просто принять справедливый трудовой кодекс. Им интересно своими голосами поддержать президента или не побояться стать оппозицией государю.

А государь молчит. И молчит не из политической мудрости. Государь просто не знает, какой надо принимать кодекс о труде. Вы сами подумайте, сколько лет государь не получал честно заработанных потом и мастерством денег.

Они ведь там, наверху, всерьез же думают, будто государство основывается не на полезном труде граждан, а на политических рогатках и пиаровских ухищрениях. Так зачем же кодекс о труде тем, кто никогда не трудится?