Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Вооруженная нация

17.09.2003, 20:21

Государственная дума рассматривает поправки к закону об оружии. Это довольно смешные поправки, потому что первая, которую вероятнее всего не примут, предполагает продавать оружие свободно и всем, но не больше пяти пистолетов в руки. Вторая направлена на лучшее обеспечение оружием военных частей и поддержку таким образом военно-промышленного комплекса. А третья поправка…

Вот какая-то странная эта третья поправка. Министр внутренних дел Грызлов предлагает депутатам разрешить награждать оружием не только военных, но и штатских.

Наградное оружие – вещь, конечно, символическая. Воевать наградным оружием никто никогда толком не воевал, кроме тех эпизодов в истории страны, когда приличного оружия не хватало. Вообще-то наградное оружие должно просто лежать в сейфе или запирающемся ящике письменного стола отдельно от патронов и символизировать.

Оно символизирует, что если завтра война и если завтра в поход… Оно символизирует, что чем бы ни занимался человек, получивший оружие в награду, он все равно военный, и если завтра война… Оно символизирует, наконец, что есть в жизни такие ситуации, когда слова бессильны, и надо стрелять.

Такие ситуации, действительно, в жизни бывают. Действительно, легко представить себе, что в дом ворвались, бандиты, например насильники, грабители и мучители людей, и надо защищать свой дом, свою семью, детей, собственность. Тут уж не до разговоров: берешь ключ, отпираешь запертый ящик письменного стола, бежишь в соседнюю комнату к бельевому шкафу, где лежат патроны, раскрываешь ударом об стол запакованную коробку, набиваешь патроны в магазин, вставляешь, передергиваешь затвор, снимаешь с предохранителя. Я не знаю, может быть нужно сначала снять с предохранителя, а потом передернуть затвор, потому что у меня нет оружия и никогда не было. Я знаю только, что надо быть очень быстрым, чтобы успеть проделать все эти манипуляции до того, как некто Басаев или некто Буданов заберет тебя в плен.

Я же говорю, пистолет в запертом ящике лежит не для того, чтобы быть использованным при случае. Пистолет в ящике символизирует, что такие случаи бывают, и что при наступлении такого случая следует стрелять.

В этом смысле весьма символичным представляется мне то обстоятельство, что предложение о возможности награждать оружием штатских поступило именно от министра внутренних дел. Это предложение символически обозначает вот что: «Эй вы, штатские, признайтесь, что бывают в жизни такие ситуации, когда разговаривать бессмысленно, а надо стрелять. Вы признайтесь, вы возьмите каждый по символическому наградному пистолету, а стрелять при случае будем мы, поскольку все равно у вас пистолет хранится в запертом ящике стола, а у нас – в кобуре. И патроны у вас в коробке, а у нас — в магазине».

Жизнь складывается так, что многие штатские возьмут из рук министра внутренних дел наградное оружие, и начиная с этого торжественного момента страна еще чуть-чуть изменится, как меняется постепенно шаг за шагом. Кто именно из штатских возьмет оружие в награду, тоже показательно. Вы представляете себе, например, чтобы наградной пистолет получил Сергей Ковалев? А покойного академика Лихачева вы могли бы себе представить с пистолетом, пусть даже и наградным, в руках?

Я искренне думаю, что принять в награду оружие может только человек, испытывающий от обладания оружием не отвращение, как следовало бы штатскому, а удовольствие. Лежит в ладони этакая тяжелая вороненая штуковина и может перевесить при случае все на свете аргументы. Я искренне думаю, что удовольствие от обладания оружием есть скрытая склонность к агрессии. А если заслуженные общественно-политические деятели, которые примут оружие в награду, никак открыто агрессии не проявляют, то где они проявляют ее скрыто? Не по месту ли службы? Не запрятана ли латентная агрессивность в законах, которые они принимают, в документах, которые они подписывают, в выступлениях, с которыми они обращаются к народу?

В Соединенных Штатах Америки я несколько раз слышал с гордостью произносимые слова, что мы, дескать, вооруженная нация. Слова эти говорят в том смысле, что в каждом, дескать, доме отдельно от патронов в запертом ящике лежит ружье как символ готовности защитить себя, семью и собственность. И когда враг у ворот, вооруженной нации не приходит в голову подумать, чего мы такого плохого врагу сделали, что он на нас напал, а приходит в голову бежать, отпирать, заряжать, передергивать.

Я искренне думаю, что вооруженность нации равняется ее символической готовности вести войну. И в этом смысле Государственная дума с таким же успехом могла бы принять закон о том, что особо выдающихся политиков следует премировать наградными цинковыми гробами.
Автор – специальный корреспондент ИД «Коммерсантъ»