Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Чудовищный экономический рост

04.09.2003, 18:29

Пока президент в Ростове-на-Дону плавал на пароходе и проводил Госсовет, посвященный рациональному использованию водных ресурсов, по обоим концам страны, во Владивостоке и в Калининграде, будто бы нарочно, чтоб взять страну и Госсовет посреди нее в кавычки – не было воды.

Знаете, что я вам скажу, подохнем мы от этого чертова экономического роста. Без экономического роста все мы худо-бедно прожили последние двадцать лет, а без воды человек может прожить два дня, а без воздуха – минуту.

Я помню, как в эпоху ельцинской катастрофы, разграбления народных богатств, криминальной приватизации ездил по стране в командировки. Везде была одна и та же история. Люди, конечно, страшно злились на власть, ныли, что не платят зарплату, что завод стоит, что удобрений нет. Я спрашивал:

— Так как же вы живете?

— Да в основном рыбалкой, — отвечали люди.

И тут выяснялось, что ровно из-за того, что остановился завод, в реке появилась забытая уже было рыба. И раки появились, и болотная дичь. А от того, что нет удобрений, урожайность, конечно, понизилась, но зато странным образом у детей прошла аллергия, и соседский мальчонка Вовка сам собой как-то вылечился от мучавшей его пять лет астмы.

Это не один был со мной такой случай. Это были десятки случаев, когда в разных концах страны мне рассказывали, как в результате краха промышленности и остановки производств поправилось состояние экологии.

А теперь я сижу в своем саду, а сад у меня возле железной дороги, и я буквально задницей чувствую, какой в стране экономический рост, и как мимо моего загородного дома все чаще и чаще идут товарные поезда. Раньше соседство с железной дорогой было вполне терпимым, ибо ходили лишь редкие электрички, а теперь терпеть это соседство все сложнее, потому что насыпь плохая и каждый проходящий товарняк сотрясает мой дом на манер Лиссабона и Мессины.

Или, к примеру, я еду на автомобиле в город. И едва переехав МКАД, сразу начинаю задыхаться, потому что нечеловеческие пробки какие-то из-за экономического этого роста, будь он проклят. Потому что парковку в центре города и раньше-то найти было сложно, а теперь, когда строят вокруг Юрия Долгорукого трибуну имени дня города, совсем нельзя стало запарковаться на Тверской, так что парковщики сдирают с каждого по сто рублей и спрашивают, надолго ли я, чтоб парковать машины в два ряда.

Мой четырнадцатилетний сын пошел учиться в химическую школу. Он нечетко формулирует, почему именно в химическую, но смысл его объяснений сводится к тому, что когда он вырастет, окружающий мир поздно будет уже охранять, а надо будет радикально лечить каким-нибудь гениальным химическим способом. Он говорит, что это сейчас имеет смысл ратифицировать и соблюдать Киотское соглашение, а через десять-пятнадцать лет бессмысленно будет регулировать объемы выбросов углекислого газа в атмосферу, поскольку атмосфера целиком будет состоять из углекислого газа. Надо будет тогда придумывать, как химически превратить углекислый газ в кислород, а поэтому сегодня надо учиться на химика, если хочешь через пятнадцать лет спасти мир.

Я думаю, он преувеличивает, но по сути он прав. Экономический рост в Латинской Америке, например, может быть обеспечен сразу на несколько процентов благодаря строительству завода по производству кормов для норвежского, выращиваемого в садках, лосося. Лосось в чистых норвежских фьордах питается рыбной мукой, а в Латинской Америке, ради получения рыбной муки для вскармливания норвежского лосося и ради создания рабочих мест, перегораживают целую реку огромной мясорубкой. И мясорубка эта перемалывает живьем все, что по реке плывет. И вода в реке красная от крови.

Я хочу сказать, что такой экономический рост правильнее было бы назвать чудовищным экономическим ростом. И в этой истории есть две стороны, одна другой хуже. Есть цивилизованные люди, живущие над чистыми северными фьордами и ради чистоты своих фьордов заказывающие кровоточивость дикарских рек так, будто вода у нас на Земле не хранится вся сплошь в сообщающихся сосудах. И есть дикари, ради пары лишних долларов наполняющие свои реки кровью.

Первые – мерзавцы. Вторые – дураки. И я не знаю, кем быть лучше, но правительство страны, кажется, считает, что лучше быть дураками.

Автор – специальный корреспондент ИД «Коммерсантъ»