Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ледовая дружина

18.04.2002, 18:58

Дорогой читатель, позвольте от всей души поздравить вас с годовщиной победы над псами-рыцарями на льду Чудского озера. Семьсот шестьдесят лет назад князь и, как выяснилось впоследствии, святой Александр Невский заманил тяжело вооруженных немецко-ливонских захватчиков на лед, лед патриотически под ними проломился, и они в большинстве своем потонули, на каковом обстоятельстве до сих пор держится слава русского оружия.

Не так уж и много у нас было сколько-нибудь достойных побед. Куликовская битва, Ледовое побоище, Азов, Полтава, Бородино, битва под Москвой, одно взятие Парижа и два взятия Берлина. Куликовская битва, разумеется, не обсуждается. Избавление от многовекового ига и все такое. Молодцы. Ливонцев как Александр Невский разбил, так они и прижухли, можно сказать, навсегда. Все же остальные победы русского оружия отличаются некоторой многозначностью и, я бы сказал, сомнительностью.

Азов, например, вообще не надо было брать. Вы были в этом Азове? Его Петр Первый взял сгоряча, и с тех пор целая страна три века ломает голову, как бы его кому-нибудь отдать. И никто не берет. Последняя надежда на ослепленных идеей мирового господства американцев.

В Полтаве мы победили безоговорочно, только шведы после этой нашей победы почему-то стали самой богатой в Европе нацией, а мы – сами знаете, чем стали. Кроме того, самой Полтавы, под которой мы победили, у нас тоже нет, а есть она у Малороссии, каковая управляется с нею даже хуже, чем управлялись бы мы.

Под Бородиным мы проиграли. Можно, разумеется, восхвалять стратегический гений Кутузова, строить панораму и украшать поклонную гору кровавыми фонтанами, но факт остается фактом – мы проиграли. Величайший русский полководец проиграл главное свое сражение, чем, собственно и прославился. Ведь мы же взяли потом Париж.

Париж мы действительно взяли, подарив местному населению здоровое поколение казацких детей и название для закусочных. Сами же из захваченного Парижа привезли якобинство, которым разбудили Герцена, а Герцен развернул революционную агитацию… ну и так далее, люди старше тридцати помнят, как эта история плавно перетекает в хронику архипелага ГУЛаг.

Что еще? Берлин! Ах да, Берлин! Мы два раза брали Берлин, и нам от этого оба раза не было никакой пользы. Оба раза Германия, будучи наголову разбитой, восстанавливалась за какие-нибудь двадцать лет в сверхдержаву. А мы опять от нее защищались.

Героически сражались под Москвой по пояс в родном снегу, героически останавливали наступление врага, понеся, правда, потери из расчета один к десяти, то бишь, вопреки всей военной науке. До такой степени вопреки, что лучше, может быть, было тогда, в 41-м, сдать Москву, как Кутузов, и сохранить армию.

Короче так – Ледовое побоище, как бы давно оно не происходило, до сих пор остается последней безоговорочной победой русского оружия.

Сами посудите: про полководца ничего плохого сказать нельзя, потому что он святой. Про армию тоже ничего плохого, потому что только защищалась и не преследовала врага на его территории. Сражалась отважно. С пленными была милостива. Или это просто из-за давности лет Ледовое побоище, как и всякое давно происшедшее событие, покрывается патиной, смахивающей на позолоту.

Времена князя Александра, особенно в связи с модной теперь державностью и государственностью, все больше и больше претендуют в глазах общественности на статус Золотого века, что, конечно, неправда, потому что татары, потому что немцы, потому что шведы, потому что сами друг друга грызли, как пауки в банке.

Однако ж одно очевидно. Ледовое побоище происходило на льду. Достаточно выглянуть в окно, чтобы перестать считать глобальное потепление шуткой экологов. Посмотрите в окно, дорогой читатель, и задумайтесь: сегодня — Ледовое побоище. Лед, хоть и подтаявший, но лежит на всей огромной глади Чудского озера. Целая армия на лед выходит, и проваливается лед только под тяжелыми немцами. Под русскими не проваливается.

Помилуйте, еще месяц назад лед проваливался под единичными рыбаками, любителями корюшки. Мы так скоро в Африку превратимся, и дети, видевшие лед только на катке, будут убеждены, что Ледовое побоище – это такой самый древний матч по хоккею.