Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Слава победителям

02.04.2003, 21:02

Международного трибунала по Чечне не будет и не может быть. Дело в том, что всякие там процессы, трибуналы и суды устраивают обязательно победители, а ПАСЕ не принимает участия в чеченской войне, так что не может диктовать законы, которыми руководствовался бы суд.

На скамью трибунала по бывшей Югославии вместе со Слободаном Милошевичем неплохо было бы посадить лидера албанских партизан Хашима Таши, поскольку никак уж не меньше он убил сербов, чем Милошевич убил албанцев. И к ним же туда на скамью третьим следовало бы посадить генерала Кларка, ибо его ракета залетела в китайское посольство, в автобус с мирными жителями, в мост через реку.

Когда окончится война в Ираке, если Саддама поймают и станут судить, то вместе с ним на скамью следует посадить Буша и Блэра, поскольку все трое – близнецы-братья, все трое одним мирром мазаны и в политических целях убивают людей.

Но нет. За всю историю войн суды над военными преступниками устраивали только победители. А побеждает в войне тот, кто убьет больше народу. То есть судит за военные преступления тот, кто совершил больше военных преступлений и потому победил.

Гитлеровских палачей в Нюрнберге судили американцы, англичане и русские. Милошевича судят те самые европейцы, которые выиграли у него войну, Саддама, случись ему попасться, судить будут американцы.

Так же и в Чечне.

Однажды я слышал, что политолог Глеб Павловский сказал, будто мир – это неустойчивое состояние между двумя войнами. Вот и все эти политические людоеды так думают. И Бог им судья в прямом смысле слова. А я думаю, что, наоборот, война является чудовищным и бессмысленным нарушением мирного течения жизни. И потому верю, что рано или поздно война в Чечне закончится. И тогда судить военных преступников будет победитель.

Я, кстати, вовсе не уверен, что победит в этой войне федеральная российская власть. Но если она победит, то на скамье подсудимых окажутся все возможные Басаевы и Масхадовы и ни одного Буданова. А если вдруг победят сепаратисты, то судить будут федеральных военнослужащих. Тогда как на самом деле судить бы их всех – танкистов и трактористов — вместе.

Тут, я думаю, действует закон поглощения более суровым наказанием менее сурового. Я думаю, что победитель судит побежденного только для того, чтобы самому предстать перед высшим, куда более информированным, куда более беспристрастным и куда более строгим судом.

Я думаю, что войны заканчиваются, когда устанавливается равновесие, и в этом смысле политически не важно, удовлетворить ли требования чеченцев или истребить их. Политический выход найдется сам. Война так или иначе закончится, как бы ни хотел Глеб Павловский ее продолжения, ибо война его кормит. Но на месте прежнего узла завяжется новый, на месте прежней войны начнется новая. Мир будет рушиться и восстанавливаться. Границы будут наступать и отступать, как море в час прилива и в час отлива. И победители будут судить побежденных. И вражеских солдат будут встречать радостными криками на улицах, чтобы только освободители эти никого больше не убивали.

И в сухом остатке будет только желание приличного человека не участвовать в суде ни с той, ни с другой стороны. Потому что всякий, кто хочет судить, автоматически хочет быть судимым.

Таким образом, комиссия ПАСЕ, предлагая устроить трибунал по Чечне, что хочет сказать? Что Совет Европы убил больше людей, чем российские федералы и чеченские сепаратисты вместе взятые?

Еще раз повторяю – военные трибуналы устроены так, что лучший убийца судит худшего убийцу. И если Совет Европы считает себя лучшим убийцей на континенте, то это он просто важничает и примазывается к чужой чудовищной славе.