Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Чем отличаются чекисты от террористов

26.02.2004, 19:12

Надо понимать, что российские спецслужбы в Катаре действовали совсем не так, как действуют террористы в Москве. Это только на первый взгляд кажется, будто террористы, пробравшиеся в Москву и тайно взорвавшие вагон метро, — коллеги чекистов, точно так же пробравшихся в Катар и тайно взорвавших Зелимхана Яндарбиева.

Во-первых, террористы взорвали мирных жителей. А чекисты взорвали врага. То есть, может быть, они и врут, что Зелимхан Яндарбиев руководил терактами из Катара и собирал в Катаре на теракты деньги. Может быть, он на самом деле жил в Катаре на пенсии, отойдя от дел, но он хоть, по крайней мере, раньше точно был или официально считался врагом. Действия московских террористов и катарских чекистов были бы одинаковыми, если бы московские террористы взорвали действующего президента России Владимира Путина или бывшего президента России Бориса Ельцина на том основании, что действующего президента взорвать не могут. И наоборот, катарские чекисты стали бы близнецами-братьями московских террористов, если бы в знак протеста против того, что Катар предоставляет Яндарбиеву убежище, взорвали в Катаре автобус с мирными жителями в час пик. Но они ведь не взорвали автобус с мирными жителями. Они ведь взорвали врага.

Второе отличие террористов от чекистов заключается в том, что чекисты действуют от имени государства Россия, а террористы действуют неизвестно от чьего имени, поскольку ответственность за теракты в Москве никто на себя не взял.

Президент Путин пытался было навесить ответственность за московский теракт на Аслана Масхадова, и это опасная попытка. Дело в том, что Аслан Масхадов теоретически является законно избранным президентом республики Ичкерия. То есть Россия его не признает, конечно, законно избранным президентом, но сам-то он себя признает. И, следовательно, если Владимир Путин прав и взрыв в московском метро заказал Аслан Масхадов, то террористов, совершивших этот взрыв, нельзя считать террористами, а надо считать масхадовскими чекистами. Юридически, конечно, избран уже новый президент Чечни Ахмад Кадыров, но Аслан Масхадов может не считать Ахмада Кадырова законно избранным и, более того, может не считать законной саму Чечню в составе России, полагая, что весь мир и в первую очередь Россия должны признать существование независимой республики Ичкерия.

Не надо только хвататься за голову. Не так уж все это запутанно и сложно.

С точки зрения МИД России, чекисты, взорвавшие Зелимхана Яндарбиева в Катаре, должны быть выданы России. Потому что они выполняли секретное задание. Уничтожали врага методом спецоперации за границей. Мирных жителей не уничтожали и выступали от имени государства. То есть они солдаты.

Соответственно, если бы солдаты по приказу президента республики Ичкерия Аслана Масхадова взорвали в Москве не мирных жителей, а президента Путина или бывшего президента Ельцина, то их следовало бы вернуть властям республики Ичкерия, но только в том случае, если республика Ичкерия официально признана Организацией Объединенных Наций, а Владимир Путин и Борис Ельцин официально занесены Организацией Объединенных Наций в список врагов.

Я вот так и представляю себе перемещение бумажек из папки в папку в огромном здании ООН в Нью-Йорке. Я вот так и представляю себе, что если бумажку какую-нибудь перенести из комнаты 5 на четвертом этаже в комнату 98 на четырнадцатом этаже, то уничтожение человека может перестать быть преступлением и стать спецоперацией.

И меня это не устраивает. Меня не устраивает, что могут быть какие-то юридические объяснения взрывам в московском метро. И точно так же меня не устраивает, что могут быть какие-то юридические объяснения взрыву в Катаре. Роза пахнет розой. Убийство есть убийство. Я думаю даже, что солдат, убивающий на войне врагов в открытом бою, должен считать себя убийцей.

Когда заходят подобные разговоры, меня всякий раз спрашивают, что бы я сделал, если бы кто-то попытался убить моих детей. Я убил бы этого человека. Я спасал бы своих детей и убил бы этого человека. И стал бы убийцей. И попал бы в ад.