Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Монетизация сострадания

05.08.2004, 17:55

О людях, митинговавших на площади Революции против закона о монетизации льгот, я писал репортаж в газету «Коммерсантъ». Они не очень приятные в большинстве своем, но я писал сочувственно. Там на площади, если не считать общества «Мемориал» и друзей моих из молодежной организации инвалидов «Перспектива», собрались, в основном, люди, которых я не люблю: пожилые коммунисты, штурмовики из ЛДПР, штурмовики из НБП, молодежное «Яблоко», отличающееся от «Идущих вместе» не столько наличием ума, сколько отсутствием денег. Они выкрикивали отвратительные антисемитские лозунги, они были дурно одеты, они были готовы предать своих товарищей и пойти на переговоры с властями, как только Шойгу предложил им переговоры. Я думаю, что если бы они вдруг пришли к власти, то захватывали бы телеканалы и затыкали бы мне рот быстрее и грубее, чем захватывает телеканалы и затыкает мне рот теперешняя власть. Но я писал о них сочувственно.

Мой коллега, молодой, здоровый и очень успешный журналист, прочтя мой репортаж, даже кричал на меня: дескать, кому ты сочувствуешь, жириновцам? зюгановцам? Неужели ты не видишь, кричал он, что с этими льготам происходит какой-то чудовищный бардак в стране, и надо наводить порядок, и исправить эту систему нельзя, а можно только разрушить и построить новую? Неужели ты не видишь, что каждый второй человек в стране имеет какие-нибудь льготы? Неужели ты не понимаешь, сколько денег воруется под прикрытием этих льгот?

— И вообще, — он сказал. – Какого черта я должен кормить всех этих людей? Я не обязан их кормить! – вот это он зря сказал.

Представьте себе, что вы едете вечером по городу на своей красивой машине, и, может быть, даже в салоне у вас играет приятная музыка, и, вероятнее всего, вас ждут: любимая женщина или любимый мужчина, или дети, друзья, ужин, кино… Вы едете по красивым улицам, вы уже почти приехали, и вдруг вы видите, что на тротуаре лежит человек, и не делайте вид, будто вы его не видели. И не делайте вид, будто вы не знаете, как следует поступить.

Да, конечно, в городе есть милиция, и в обязанности ее входит обнаруживать всех людей, упавших на тротуар, и вызывать «скорую». Конечно, в городе есть «скорая», и она должна приехать и помочь этому упавшему на тротуар человеку. Но рядом нет ни милиции, ни «скорой», зато есть вы, и вы точно знаете, что вам следует делать.

Разумеется, этот человек, упавший на тротуар, может быть консерваторским музыкантом или милым школьным учителем математики, или даже известным писателем, которому просто стало плохо с сердцем, и которому, в конце концов, вам было бы приятно оказать помощь. Но вероятнее, что человек этот окажется алкоголиком и безработным или наркоманом, перебравшим дозу, или бездомным, и, может быть даже, у него чесотка. Но вы все равно знаете, что вы должны сделать.

Вы должны остановить свою красивую машину и подойти к этому лежащему на тротуаре человеку. Вы должны позвать его, и если он не отзывается, то вы должны пощупать его пульс на запястье или на шее. И если вам кажется, что пульса нет, вы должны звонить в милицию, а если пульс есть – то в «скорую», или спасателям. Так или иначе, вы должны сидеть над ним на корточках и звонить кому-нибудь по вашему красивому мобильному телефону. Потому что он человек, и потому что вы, если не остановите машину и не будете звонить, перестанете быть человеком.

Так вот правительство Фрадкова, Государственная дума, состоящая из партии «Единство», и президент Путин, если подпишет закон о монетизации льгот, предлагают нам, увидев упавшего на улице человека, остановить машину, подойти к упавшему, сунуть ему в карман пятьсот рублей и уехать с чувством исполненного долга. И я не собираюсь делать вид, будто мама в детстве не рассказывала мне, что так поступать нехорошо.

Любой ребенок знает, что недостаточно дать денег алкоголику на лечение от алкоголизма и наркоману на лечение от наркомании. И недостаточно дать денег душевнобольному на лечение от шизофрении. И недостаточно дать денег старику на безбедную старость. И безработному недостаточно просто дать денег, потому что, если бы он мог найти работу, у него были бы деньги и без вас. Недостаточно просто дать денег беженцам, инвалидам, беспризорным детям. Надо, черт бы вас побрал, остановить вашу красивую машину, подойти к человеку и позвать его:

— Эй, что с вами случилось?