Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Обменный курс патриотизма

12.08.2011, 16:19

Наталия Осс о зависимости россиян от американских аналитиков

Самая непатриотичная сфера в России – экономика. Стоило только качнуться кредитному рейтингу США, как эфир наполнился словами иностранного провенанса – фьючерсы, индексы, спреды, споты. И опять встал проклятый русский вопрос — в чем хранить деньги? В нарядных нефтяных рублях, нервно реагирующих на какие-то там проблемы чуждой нам Америки, или в слабеющем, обреченном на скорый крах, ничем не обеспеченном долларе?

Экономисты, которых я опросила в частном порядке, дают непатриотичный ответ – в долларах, разумеется. Ну, если очень хочется, то купите еще и евро, будет спокойнее. И удивляются – а вы, что, до сих пор «сидели» в рублях? На дальнейшие вопросы отвечают скупо и раздражительно – а потому, что за евро стоит европейская экономика, за долларом – американская, а за рублем... За рублем никто не стоит.

Я экономистов стараюсь не слушать – из соображений патриотизма, а также по жадности и лености. Надо дойти до банка, снять, купить, переложить, открыть, подписать кучу бумажек да еще и заплатить алчным банковским людям и процент, и курсовую разницу.

Но на всякий случай смотрю валютные курсы, почем нынче доллар развесной, наличный и сколько патриотических, честно заработанных рублей мы уже потеряли. Кстати, хуже всего по отношению к рублю настроены банки, ассоциирующиеся с государством, очень непатриотичный у них курс: доллары продают выше рынка. Не верят в будущее национальной валюты или пытаются нажиться на народной беде? За долларами-то в эти банки ходят, как правило, родные патриотические пенсионеры. Ни одного американца в отделениях не сыщешь. В общем, имеем в полный рост политику двойных экономических стандартов — на словах поддерживаем патриотическую стабильность, на деле вероломно занижаем курс рубля. Надеюсь, это не провокация, а просто алчность.

Бюджетные рубли в обмен на нефть – единственный товар, который производится в России. И он ликвиден только при одном условии – ведущие мировые экономики по-прежнему питаются нефтью, а мы всегда рады стоять на розливе. В России же нефти – залейся. Мало кто заинтересован в сохранении старой доброй экономической схемы больше, чем Россия. Это же очень удобно — потреблять все блага евроамериканской цивилизации, не производя ничего, кроме возвратно-поступательных движений нефтекачалки. Она у нас вместо люльки, которая удерживает нацию в состоянии младенческого блаженства. Ничего особенно не делаем, но сыты, обуты-одеты, и нос в табаке.

Панические крики, доносящиеся с бирж раз в несколько лет, прерывают это состояние блаженного слюноотделения, но, по счастью, все быстро успокаивается. Мировые рынки не сделают нам такой любезности – обрушиться только ради того, чтобы Россия, напичканная нефтяным снотворным, пробудилась. Судороги российского рынка – это так, побочный эффект глобальной экономики.

Пробуждение ото сна всякий раз сопровождается ощущением унижения и бессилия. Стыдно же, ей-богу, что в стране нет практически никаких товаров, цена на которые не зависела бы от кредитного рейтинга США. Неловко как-то, что колебание курса доллара – наша национальная проблема. Пойдешь за хлебом – и то помянешь недобрым словом агентство Standard & Poor's. Это если ты патриот. Безродный космополит утешится мыслью (ложной), что агентство работает в интересах России, указывая на ее больные места.

При нынешнем состоянии российской экономики от патриота требуется едва ли не святоотеческая чистота духа. Тут мало просто быть нестяжателем, тут требуется жить анахоретом и аскетом. Патриоту необходимо выйти из потребительского пике, отказаться от чуждых нам товаров — мобильных телефонов, компьютеров, автомобилей, посудомоечных машин, навигаторов, стройматериалов, мебели, одежды, обуви и даже еды. Иначе придется признать: все, что есть хорошего у человека в России, произведено не здесь и не нами. Выверни наизнанку любого ура-патриота – выяснится, что даже майку с надписью «Россия — вперед!» сшили ему иностранцы. Потребительская корзина каждого гражданина страны состоит на 90% из импорта, как организм на 90% состоит из воды. Ну, в общем, даже родное человеческое дерьмо, производимое согражданами, процентов на 90 не родное.

Пузырь патриотической стабильности съеживается в момент, стоит только подуть ветру с Гудзона. Власти пытаются укротить ураган публичными заклинаниями и вливаниями предвыборно-валютных резервов. Владимир Путин обещал по телевизору: «Если нужно, то ЦБ и Минфин необходимый объем ликвидности на рынок добавят». И добавили: в предвыборный период без ликвидности никуда. Жаль только, что телевизор, по которому Владимир Путин обещал «добавить», изготовили китайцы — мой так точно они. По странному совпадению, юань претендует на роль новой резервной валюты. Автомобиль, на котором перемещается премьер, собрали немцы. Не «Лады-Калины» едут в Германию, а наоборот. Вдруг это как-то связано с высоким курсом евро к рублю? Интересно, а где производят материал, из которого шьют премьерские наряды? В кризисной Италии? Не будем плакать по Италии: она выкрутится, пока за нее голосуют костюмы из чиновничьих гардеробов. Швейцарский франк растет не по дням, а по часам – часам, собранным близорукими швейцарскими ювелирами. Как не верить в валюту страны, производящей хронометры, по которым сверяют время мировые лидеры?

А мы должны верить в ликвидность, используя ресурс патриотизма. Обидно. Ведь даже камеры, снимавшие премьера, изготовлены не на заводе высокоточных изделий имени изобретателя телевидения Зворыкина, а в чужой Стране восходящего солнца. Рубль дешевеет – предвыборная кампания дорожает. Стоимость пропагандистских услуг растет. Чисто по деньгам выходит дороже, взять хотя бы смету на приобретение телекамер.

Очень не вовремя Америке понизили рейтинг. Конгресс США уже изучает обстоятельства, при которых агентство Standard & Poor's приняло такое решение. Режиссер Майкл Мур вообще призвал арестовать главу этой космополитической конторы. Надо и нам провести свое парламентское расследование. Standard & Poor's совершенно не учитывает своей ответственности перед странами. Они думают, что рейтинг Обамы – единственный товар, за который они отвечают. Но жизнь показывает, что предвыборные российские рейтинги – тоже импортный товар. Меня, как патриота своей страны, это возмущает до глубины души. Это же вопрос национальной безопасности! Неужто мы совсем ничего не можем изготовить из отечественного сырья? Даже стабильного рубля и устойчивой политической системы?

Абсурд, что миллионы людей в России зависят от каких-то аналитиков, которых никто в глаза не видел. Жить в такой экономической системе унизительно и опасно. Первый и главный товар, которого не хватает на рынке, – экономическая независимость страны. А политический рейтинг образуется сам по себе, как следствие. Даже не потребуется вызывать пиаровского джинна из амфоры.

Кстати, акваланг на Путине-археологе тоже был не российского производства. И это отрицательно влияет на патриотический курс рубля. Пойти, что ли, поменять?