Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Духовный путь пенсионера

10.09.2010, 19:53

О будущих пенсионерах и государстве

На днях получила лестное приглашение — принять участие в ток-шоу про пенсию. Отказываться не стала — все мы там будем. Так почему бы не послушать людей, которые уже там. Заодно сформулирую пару-тройку собственных идей — как, в чем и с кем встречать пенсию — не столько для зрителей, сколько для себя.

С программой не сложилось — меня, дорогого гостя, усадили в зал, рядом с пенсионерами. Такого неуважения стерпеть я, конечно, не смогла. Ведь кто такой пенсионер в России — это человек обиженный, зависимый, разочарованный, уязвимый, без всякого авторитета и опоры в жизни. Работающий и успешный от пенсионера бежит как от чумы. Это во Франции работающие и успешные собираются на двухмиллионные демонстрации, чтобы протестовать против пенсионной реформы, бороться за светлое пенсионное будущее. В России работающий старается слово «пенсия» не произносить. Чтобы не накликать беду. Глядишь, и пронесет мимо пенсионного будущего — или разбогатеешь неожиданно, или умрешь, не дождавшись.

Продюсеры не сильно расстроились, потеряв дорогого гостя, а я получила прекрасный материал: в гримерке показывали будущее. Надеюсь, не мое. Меня, конечно, пронесет.

«Посмотрите, вот такой я была, когда поступала на работу», — говорила дама с палочкой, возраст которой был скрыт слоями косметики, бижутерии и следами пластики. «А вот такой я была, когда меня уволили», — дама доставала очередную фотографию. Стало жутковато: какую жизнь надо было прожить, чтобы ходить по передачам со стопкой снимков. По соседству уставшая телезвезда гримировалась со знанием дела, любовно разглядывая свое отражение: «Бровки мне здесь сведите к переносице карандашиком, так мой нос будет казаться тоньше». И правда, нос телеведущего сделался изящнее.

Другая пенсионерка, бывшая актриса, пытала гримеров: «На сколько я выгляжу, а? На 65 или меньше?». «Хорошо вы выглядите, просто отлично», — отвечали те. «Зря я не сделала операцию — двадцать лет собиралась, но все боялась, а теперь у меня аритмия, я наркоза не переживу», — продолжала мучить зеркало гостья. Актриса, опоздавшая с пластикой, была приглашена в передачу в качестве иллюстрации к басне Крылова «Стрекоза и муравей». Лето красное она пропела, выходила замуж напропалую, жила за границей, состояние покойных мужей проиграла в казино, детей не родила, шепотом выдавала мне подробности продюсерша, вернулась в Россию и вот теперь пенсия «...ноль-ноль копеек». Душераздирающий рассказ о бедствиях актрисы должен был подвести аудиторию к одной из тем дискуссии — дети как пенсионное вложение родителей. Вот в Китае дело так и обстоит: системы пенсионного обеспечения в стране нет. «Может, и нам перенять их опыт?» — так ставили вопрос создатели программы.

Если бы я не сбежала с ток-шоу, то непременно бы сказала, что дети родителям не собес. И если рожать детей для того, чтобы гарантировать себе безбедную старость, то нужно готовиться к трудностям в общении: от собеса ведь не ждешь родственного участия, сумма прописью — и вся любовь. Но сама постановка вопроса настораживает: если, кроме детей, надеяться не на кого, означает ли это, что пенсионная система в стране отсутствует?

На пенсионные накопления рассчитывать не приходится — они болтаются где-то на государственных счетах, прирастают медленно. Частные управляющие компании живут своей жизнью, которая с моей, например, никак не пересекается. Последнее, что я слышала о них: они управляют деньгами менее эффективно, чем ВЭБ. Допускаю, что все давно изменилось, но кто об этом знает, кроме редакторов отделов экономики и экспертов финансового рынка.

Государство, понятно, отсыплет по достижении пенсионного возраста «...ноль-ноль копеек». Сколько конкретно это будет к тому времени — даже министр Кудрин не скажет. Сколько долларов можно будет купить на ту пенсию — тоже неизвестно. Зависит от мировой конъюнктуры. И не на нефть, которая к тому времени вполне может утратить общемировое значение, а на какое-нибудь наносупертопливо — его к тому времени, конечно, изобретут. И вряд ли в России.

Кроме экономических неизвестных есть и политические. Кто поручится, что платить пенсию тебе будет именно то государство, гражданином которого ты являешься сейчас? Люди в Советском Союзе были уверены: СССР будет платить. Уверенность в завтрашнем дне — это, пожалуй, единственный хороший товар, который продавало то государство своим гражданам. Но те, кто пережил распад государства, не доверяют больше госторговле социальными гарантиями. Опять же, китайский дракон бродит вдоль восточной границы, смущает дальневосточников, кавказский джинн вылез из бутылки, смущает всех подряд. Все это не способствует уверенности в завтрашнем пенсионном дне. Пенсионерами какой страны мы окажемся? Хотелось бы России, конечно. Но только если с пенсией, равной нидерландской.

Есть, конечно, узкая лазейка между политической и экономической нестабильностью — недвижимость, которая всегда в цене. Квартиру сдавать на старости лет — вот и достойная пенсия. Но, во-первых, должна быть лишняя квартира. И нелишняя тоже. Значит, этот собес не для всех. Во-вторых, никто не знает, какой налог с квадратного метра недвижимости захочет снять государство. В-третьих, когда-нибудь всех арендодателей пересчитают и сдадут в налоговую. В-четвертых, иметь дело с чужими людьми, живущими в твоей квартире, неприятно и хлопотно. Правовая база слабовата, народ у нас диковат, правоохранителей не дозовешься, взаиморасчеты — наличными. В-пятых, лучше всего иметь недвижимость в местах, до которых не дотянутся руки родного непредсказуемого государства. И это нас приводит в логический тупик, потому что наличие солидной недвижимости за границей исключает гражданина из категории лиц, тревожащихся о своем пенсионном обеспечении.

Какой тут выход? Только метафизический. Я собиралась посоветовать будущим пенсионерам (и заодно убедить себя) работать не над внешним, а над внутренним. Ну, к примеру, не делать людям зла. Отсортировать друзей от приятелей. Создавать семью не для того, чтобы попользоваться ближним, а оттого, что любви много, хочется поделиться. Легко отдавать, с благодарностью брать. Воспитывать детей не как рабов родительского эго, а свободными людьми. Никого не обвинять, разгребать свои проблемы в индивидуальном порядке. И победить наконец чертов страх. Все это до неприличия банально, но никаких других рецептов счастливой старости мне лично в голову не приходит. Лучший пенсионный ресурс — хорошо прожитая жизнь.
Еще одна актриса пришла на ту программу — я ее не узнала, каюсь. Она была без пластики и с хорошим, живым лицом. В гримерке рассказала, как на репетиции спектакля речь почему-то зашла о старости и Анатолий Папанов вдруг заявил: «Да не мудреет человек с возрастом, ерунда это. Если в молодости он был мудак, то в старости он будет просто старый мудак».

Какое это имеет отношение к пенсии? Самое прямое. Если денег нет и не предвидится, то на помощь нам приходит духовность. Путь будущего российского пенсионера — не в собес, а к самосовершенствованию.