Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

По ком свистит чайник

18.06.2010, 15:53

Уже несколько дней интернет показывает друг другу этот самый и обсуждает его. Тот, который был нарисован за 23 секунды на Литейном мосту, прямо перед окнами здания управления ФСБ Петербурга.

Насмотревшись в интернете, как встает над Невой гигантский арт-объект группы «Война», ваш корреспондент решил отправиться в город белых ночей, чтобы исследовать сей феномен поближе. Это самое позвало в дорогу. Любопытство.

Не скрою, корреспонденту казалось, что, как только поезд «Сапсан» прильнет к перрону Московского вокзала, со всех сторон до его чуткого слуха только и будут доноситься разговоры про тот самый. Интернет-то кипит. Ведущий российский дизайнер Артемий Лебедев акцию в своем дневнике похвалил. Ведущий российский галерист Марат Гельман написал в ЖЖ: «Ну да, снимаю шляпу». Простые интернет-юзеры в восторге или, на худой конец, возмущены. Ваш корреспондент планировал, что вступит в живую дискуссию с живыми жителями Санкт-Петербурга, изучит общественное мнение и вам доложит. Однако не тут-то было. Город белых ночей жил своей жизнью, приветствовал участников Петербургского экономического форума с каждого второго билборда и совершенно не желал наслаждаться минутами славы. А просто так к прохожему с вопросом «Как вы относитесь к акции группы «Война»? Разделяете ли вы ее политический пафос?» не подойдешь и не спросишь. Ибо известно, что «в Ленинграде-городе, у Пяти Углов, получил по морде Саня Соколов: пел немузыкально, скандалил — Ну и, значит, правильно, что дали». А если представляться журналистом, то тем более бессмысленно. Что ответят журналисту? Неправду скажут, конечно.

Тогда ваш корреспондент пошел на хитрость. Для чистоты и безопасности эксперимента. Прикинувшись совершеннейшей топографической овцой, с картой в руках, я стала приставать к людям с вопросом: «Как пройти к Литейному мосту?» Многие местные не знали. Тогда я задавала наводящий: «Ну к тому мосту, на котором картинку нарисовали». Официанты в кофейне на Невском посмотрели на меня прозрачными, чистыми глазами: «Какую картинку?» «Ну, у вас на мосту нарисовали картинку. Такую. Вы же местный, вы должны знать». «Извините, я, к сожалению, не знаю, что там за картинки, — вежливо отвечал парень. — Маша, какие там картинки на Литейном выставлены?» Маша пожала плечами и сосредоточилась на подаче кофе.

Отчаявшись найти отклик среди людей случайных, я обратилась к неслучайным. Изловленный мною представитель интеллигенции, известный питерский писатель про Литейный узнал от меня. «Надо же! Здорово! Вот это да!» — сразу согласился он со всем услышанным. И был отпущен на свободу. Как безнадежный романтик и человек, оторванный от реальности.

Но я знала, у кого спросить. На углу Невского и Михайловской стоял сотрудник автоинспекции, прикрывающий подъезды к «Гранд-отелю «Европа», где живут гранд-гости Петербургского экономического форума. «Как пройти к Литейному мосту?» — коварно начала я. «Литейный? — усмехнулся инспектор. — Все бы вам к Литейному пройти». Стало ясно, что вот она, целевая аудитория. «Ну а как же, картинку посмотреть». «Картинки нет давно. В ту же ночь пожарные смыли». Это была зацепка. «Вы один только и знаете про акцию. Тут местные вообще не в курсе», — аккуратно я рыла ямку, в которую представитель силового ведомства должен был упасть. «И хорошо, что не в курсе. Не надо людям это обсуждать», — с грохотом свалился он в нее. «Так интересно же поговорить. Что в городе-то слышно?» «Мы таких разговоров не ведем!» — спохватился инспектор. «Так как пройти к Литейному? Хотела посмотреть, вдруг там хоть немножко краски осталось, хоть какой-нибудь след», — я все еще надеялась. «Ничего не осталось. Ни черточки. Можно не проверять — люди свое дело знают!» — успокоил он.

И все-таки нашелся человек, который поведал мне о реакции горожан на акцию «Войны». Девушка на ресепшн в отеле сразу оживилась: «Конечно, видели! Еще бы! Как люди реагировали? Ну, дураки всегда будут. А большинству понравилось. Самое интересное — ну как они могли это сделать? Вот основное, что обсуждали. Там же оцепление всегда стоит, на светофорах красный свет включают. Я сама сколько раз попадала с этими мостами. Даже из машины выходить не дают, когда мосты разводят, прогоняют подальше. А эти и прорвались, и нарисовали. Нереальное что-то. Молодцы, ловкие ребята!»

Вот и весь политический выхлоп. Нарисовали этот самый, а могли бы написать «Петербург, я люблю тебя», как и предлагали благовоспитанные юзеры в интернете.

Изначально я думала, что надо, просто необходимо расписать про паровой котел, у которого сносит крышу, ибо он закупорен. Или про свисток для чайника, который выдает уже такую трель, что покойник в соседней квартире бы ожил. «Несогласные» с их 31-м числом, акция «Войны», «партизаны Приморья» — это все закипание вод. Когда даже красивые благополучные женщины, жены успешных режиссеров собираются 31-го числа на «Марши несогласных» — с этим надо что-то делать. Реагировать как-то.

Происходящее вызывает неприятные исторические воспоминания — например, об энтузиазме, который испытывали приличные люди всех сословий накануне февраля 1917-го. Буржуазия, крестьяне, творческая интеллигенция и прочие разночинцы и даже отщепенствующие дворяне — всем встал поперек горла упертый царизм, не дающий Конституции. Разочарование и раздражение по одному и тому же поводу у представителей разных классов — тревожный симптом.

Не спрашивай, по ком свистит чайник: он всегда свистит по тебе.

Но город на Неве, колыбель трех революций, убедил меня в обратном, убаюкал. Три революции были — четвертой не бывать.

«Марши несогласных» и картинки на Литейном волнуют только участников акций и их преследователей с дубинами. Это как в психологической игре «полицейские и воры», талантливо описанной ученым Эриком Берном. Полицейские и воры играют в общую игру, в которой всегда могут поменяться местами. И меняются. Вот майор Евсюков — типичный пример. Справедливо и обратное: лучшие стражи правопорядка вырастают из бывших бандитов и боевиков. Опять же Чечня.

То есть принцип понятен. Игра в несогласных и душителей свободы интересна только этим двум сторонам. Остальным по барабану. По тому самому месту, которое на Литейном было нарисовано. Не волнует. И слава богу, что не волнует. Не то лесные партизаны будут прятаться под каждым кустом. Партизаны — это то, что происходит с обществом, когда до него доходит смысл картинки, которую оппозиция рисует перед лицом у власти и которую власть выбивает дубинкой на оппозиционной спине. Пока граждане не видят политического мессиджа в поднятом над Невой фаллическом символе. Оно и к лучшему. Глядишь, инновационными методами пронесет. Пар уйдет в свисток, паровая машина, которая, между прочим, и привела к промышленной революции, лучшей из возможных, заработает и привезет нас в инновационное будущее. Быстрее бы, быстрее. Опаздываем! Все, побежала на дискуссию по инновациям и модернизации.