Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Пьют, потому что жидкое

28.08.2009, 18:45

Скоро, уже скоро придет унылая пора. Она, конечно, очей очарованье, но провоцирует рецидивы и обострения, в частности алкогольные – выпьем с горя, где же кружка, сердцу будет веселей.

Пушкин на то и наше все, что способен своим гением прозревать истинные причины явлений, видеть механизмы мироздания оголенными. Так всегда бывает: поэт пишет стих, а выдает социальный диагноз. А до того его выдал князь Владимир Красное Солнышко, пытаясь отделаться от мусульманских эмиссаров, и тоже получилось художественно, потому что записано было великим литератором Нестором: «Руси веселіе есть пити».

Оставим пока поэзию и литературу, постараемся разобраться с помощью внехудожественных методов.

Почему русские пьют? Проклятый вопрос, на который можно найти множество ответов. Попытки найти объяснение в особенностях национального менталитета президент Дмитрий Медведев с гневом отверг. И правильно: занятие это тупиковое, задача, сформулированная таким образом, решения не имеет. Бедность – это уже горячее, но тоже мало что объясняет. Есть страны куда более бедные, но ведь не пьют, хотя могли бы. И есть страны более богатые, где пьют и пить будут.

Хотя все равно нас никто не перепил до сих пор. Больше нас, как сказал Медведев, не пьет никто. Российская алкогольная статистика – примерно 50 бутылок водки в год на каждого гражданина России, включая грудных младенцев обоего пола. Значит, на круг выпито будет еще больше. Скажем, по пять бутылок в месяц. То есть пьют каждую субботу, воскресенье или пятницу. Ну и на неделе еще прихватывают.

Что еще можно рассматривать в качестве причин беспробудного пьянства? Ну, например, рекламу. Все эти маши и медведи, которые безобразно себя ведут после 11 ночи в телевизоре, накачавшись пивом: сбрасывают с себя предметы гардероба, говорят заплетающимися языками, вульгарно хохочут… Как мы знаем, пиво без водки – деньги на ветер, потому можно, конечно, предположить, что реклама легкого алкоголя влияет на продажи крепкого.

Еще – доступность. Круглосуточная и повсеместная. Киосков со спиртным больше, чем с цветами и фруктами. Ночью купить водку намного проще, чем детям мороженое, а жене цветы.

Прибавим к этому дороговизну фитнес-клубов, нераскрытую тему здорового образа жизни, отсутствие в кинематографе и литературе непьющих и некурящих положительных героев: такие всегда казались читателям и зрителям ходульными и неубедительными.

Следует ли изо всего этого, что, если изменить знак минус на знак плюс, ситуация исправится? Представим, что алкоголь продается в нескольких магазинах в городе и строго в дневное время, в каждом районе работают социально-ответственные спортклубы, реклама любого спиртного запрещена повсеместно, самогонщики и производители паленой водки истреблены органами милиции, и с детских площадок исчезли наконец несвежие мужчины с пузырями и плавлеными сырками, уступив место милым мамашам с чипсами, но без пива.
Картина приятная, навроде той, что рисует Гоголь: «…Как бы хорошо было жить с другом на берегу какой-нибудь реки, потом чрез эту реку начал строиться у него мост, потом огромнейший дом, с таким высоким бельведером, что можно оттуда видеть даже Москву, и там пить вечером чай на открытом воздухе, и рассуждать о каких-нибудь приятных предметах»…

Есть ощущение, что введение самых разумных ограничений и самых строгих мер, организация самой искусной антиалкогольной кампании, строительство самых современных бассейнов и качалок проблему не решит.

Надо понять, что запивает русский человек водкой? С горя он пьет, как утверждал поэт, или от распущенности и безделья? И что это за горе, избавиться от которого можно, только добравшись до дна бутылки?

Недавно в журнале «Сноб» было опубликовано интервью с экономистом и демографом Николасом Эберстадтом, обязательное к прочтению всяким, кто интересуется собственным будущим. «Почему умирают русские» – так назывался материал. Именно этот вопрос является предметом научных исследований демографа. «Жители Российской Федерации умирают в таких количествах и с такой скоростью, — пишет «Сноб», — с которой не умирало население ни одной страны в мирное время». И это научная загадка.
Уровень смертности в России в два раза превышает среднеевропейский. В Китае и Индии люди живут дольше, хотя в этих странах больше бедняков (по классификации Всемирного банка черта бедности – доход ниже двух долларов в день). Курят в России не больше, чем в Греции. С экологией у нас дело обстоит лучше, чем во многих промышленных районах Китая. Расходы на здравоохранение, по мнению Эберстадта, сопоставимы с расходами в европейских странах. То есть ученый анализирует различные факторы, влияющие на смертность, но ни один из них не объясняет происходящего с нами. Даже водка, которая убивает огромное количество людей медленно или моментально – в результате травм, не может считаться главной причиной. Эберстадт называет это «трагедией сверхсмертности в России». «Ожидаемая продолжительность жизни пятнадцатилетнего мальчика в России меньше, чем в Сомали, — констатирует ученый. — Или вот еще пример: ожидаемая продолжительность жизни москвича ниже, чем жителя Калькутты». Сравните с тем, что сказала министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова на антиалкогольном совещании в Сочи: «Из ста мужчин-выпускников 2009 года до пенсии доживут лишь 40».
Так вот, возвращаясь к вопросу о счастье и водке. Демограф Эберстадт высказывает предположение, что русская трагедия сверхсмертности связана с проблемами психологическими. Предположение очень осторожное, потому как вопрос недостаточно изучен: «Согласно одному исследованию, самые несчастливые народы мира – россияне и зимбабвийцы. Думаю, по крайней мере это объясняет часть загадки».

Вот вам и «веселие есть пити». Россияне заливают водкой депрессию, не видя других средств для борьбы с душевной болью. А тут уж ни фитнес, ни ограничения продажи алкоголя не помогут.

Что с этим делать – вопрос для президентов, министров, ученых, социологов, психологов и талантливых писателей. Откуда это взялось – вопрос для историков и психоаналитиков. Понятно, что коллективные дружеские и одиночные возлияния – это доступная замена дорогостоящей психоаналитической кушетке. К каждому пьющему персонального терапевта не приставишь, да еще не каждый и пойдет. Нужна коллективная терапия. Не телевизионный гипноз и не впрыскивание обезболивающих в виде сомнительных идей, а проект оптимистического будущего для России, где каждый ее гражданин увидит достойное место для себя лично. Водка – не причина, а следствие неуверенности и незащищенности, а алкоголизм – осложнение национального заболевания, под названием «нет в жизни счастья».

Но пить все равно надо меньше уже сейчас, не дожидаясь, пока до вас доберется присланный государством психотерапевт и нарколог. Завязываем с этим делом.