Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Теорема Шарона

16.06.2006, 10:57

Настоящие патриоты не ходят на митинги, организованные властями, и не громят инородцев, иноверцев, иностранцев. Они просто строят свою жизнь, свое личное маленькое государство там, где считают нужным

Бывший премьер-министр Израиля Ариэль Шарон уже более полугода находится в коме и может быть назван живым исходя исключительно из гуманистических соображений. А в это время на наших глазах актуальная политическая история доказывает теорему Шарона: никакое государство — ни тоталитарное, ни демократическое — невозможно без воли народа к его существованию. Это очень важно и для России, где день ото дня нарастает государственническая истерия:

какой бы популярностью ни пользовался вождь, как бы ни запугивали и ни оболванивали пропагандой народ, если сложная сумма человеческих воль простых людей не сложится в более или менее единую волю к государству, процветающей страны не получится. Возможно, не получится и никакой страны.

Государство Израиль в его современном виде создавалось людьми, чьи предки не имели своей государственности более двух тысяч лет. Люди приезжали в пустыню «за идею». Они воссоздали и сделали государственным древнееврейский язык иврит, вышедший из массового и даже книжного обращения гораздо раньше, чем латынь. Как только в 1948 году ООН своей резолюцией оформила право на существование двух государств — еврейского и палестинского, — палестинцы напали на евреев. Спустя почти шесть десятилетий после этой проигранной войны (а потом ведь были и другие проигранные войны) большинство палестинцев на свободных выборах проголосовало за организацию, до сих пор категорически не признающую Израиль, — ХАМАС. А старый мудрый седой Ариэль Шарон, всю жизнь так или иначе воевавший с палестинскими экстремистами, накануне этого голосования решил демонтировать те поселения на палестинской территории, за которые сам рисковал жизнью и за которые отдали жизни сотни, если не тысячи его соплеменников.

Израильтяне приковывали себя цепями к домам, преграждали телами путь бульдозерам, проклинали Шарона последними словами. Потом Шарона поразил инсульт, потом второй, и он впал в кому, из которой уже почти наверняка не выберется. А палестинцы благодаря мудрости этого политика теперь воюют не столько с израильтянами, сколько друг с другом. И проблема не в том, что ФАТХ более умеренная организация, чем ХАМАС. Что две эти квазипартии начинали как банальные бригады отмороженных террористов-головорезов, а ХАМАС во многом остается такой бригадой до сих пор. Даже не в том, что ни ФАТХ, ни ХАМАС, ни другие палестинские организации за шесть десятилетий не удосужились хотя бы попробовать приобрести опыт строительства мирной жизни, предпочитая изучать автомат Калашникова, навыки изготовления взрывчатки и способы максимально эффективного метания камней в солдат противника. Дело в том, что палестинцы не хотят своего государства. Два года назад мне рассказывали, что, по опросам, более 80 процентов жителей «оккупированных территорий» считают своей целью жизнь в уже давно существующем палестинском государстве, одном из самых умеренных и адекватных на всем мусульманском Востоке — в Иордании.

Шесть десятилетий, опираясь на поддержку народа, палестинские вожди и самый великий из них — Ясир Арафат — строили свою политику на образе врага, не дающего им строить национальное государство. «Враг» тем временем выигрывал навязанные ему войны, строил свое национальное государство. И вот Ариэль Шарон, вызвав вполне праведный, хотя и неразумный гнев значительной части своего народа, убил этот базовый тезис палестинской идеологии террора. Вот вам ваша земля, проводите выборы, налаживайте мирную жизнь. Теперь в Палестине гражданская война: победившая на парламентских выборах «партия» ХАМАС воюет с партией ФАТХ, которую представляет глава администрации автономии Махмуд Аббас. И вот уже Махмуд Аббас вынужден ставить на всенародный референдум вопрос о признании еврейского государства, потому что, оказывается, без ответа на этот вопрос — о, ужас! — не строится государство палестинское.

«Жила бы страна родная, и нету других забот», — пелось в одной, как тогда говорили, «гражданской» советской песне. У всех нормальных людей есть другие заботы — зарабатывать деньги, растить детей, нянчить внуков, путешествовать по миру, если позволяют средства. А страна живет, только если имеющие «другие заботы» люди связывают эти свои каждодневные труды, свои персональные жизненные планы с данной конкретной страной. Если их силы не заняты борьбой за существование из-за отсутствия элементарных экономических условий (как в той же Палестине, где счастьем считается получить работу в «ненавистном» Израиле). Если их головы не забиты образом внешнего врага, не дающего жить и работать. Если они хотят жить именно на этой земле. Поливать именно эту землю, собирать урожай именно с этой земли.

Именно поэтому настоящие патриоты не ходят на митинги, организованные властями, и не громят инородцев, иноверцев, иностранцев. Они просто строят свою жизнь, свое личное маленькое государство там, где считают нужным.

Современная история. Ближний Восток. Теорема Шарона.