Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Простые времена

28.12.2012, 09:59

Семен Новопрудский о том, что государство и граждане, столкнувшись впервые после десятилетней спячки, друг другу явно не понравились

Фраза «мы живем в сложное время» давно стала в России фигурой речи. Так вот: в уходящем году у нас наступили очень простые времена. Опасно, трагически простые. Уже давно зло не было так однозначно персонифицировано фамилией из пяти букв, необходимость скорейшей победы над злом настолько очевидна, а способы и последствия этой гипотетической победы так туманны.

И еще в стране в 2012 году для нормальных, живых, разумных и чувствующих людей кончилась возможность частной жизни.

Государство и граждане после десятилетней спячки столкнулись на узкой — не разминешься — тропинке политической истории лицом к лицу. И явно друг другу не понравились.

Первое счастливое (в основном для президента, его друзей, друзей друзей, однокурсников и некоторых коллег по «конторе глубинного бурения») путинское десятилетие частные люди, которые вообще способны выделить себя из общей массы, прожили по принципу «ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не знаю, ничего никому не скажу». Тех, кто нарушал этот летаргический сон нации — текстами ли, хождением на малочисленные митинги с многочисленным ОМОНом, обзывали демшизой и экстремистами. Теперь число такой «демшизы» растет день ото дня и, думаю, будет стремительно пополняться даже за счет людей внутри власти.

Но экономический кризис подорвал возможность элиты бесконтрольно обогащаться и поливать бюджетными брызгами копошащийся под ногами народишко. К тому же власти показалось обидным, что обыватель, повернувшись к режиму… скажем мягко, спиной (хотя режим сразу после прихода Путина ровно об этом и попросил), копается у себя на грядках и не выказывает начальству публичного почтения.

Власть сама захотела вступить в интимные отношения с «рядовыми» людьми и поплатилась за это.

Не надо было провозглашать обычного сменного президента национальным лидером и делать из него пожизненного главу государства. Сколачивать кроме фейковой партии бюрократии всевозможные «народные фронты». Устраивать ДТП с высокопоставленными чиновниками и их детьми, после чего неизменно оправдывать этих чиновников и их детей или вовсе не привлекать их к ответственности. Пародировать на съездах «Единой России» худшие моменты съездов КПСС с восторженным идиотизмом идолопоклонничества доярок, ткачих и мастеров культуры. Не надо было превращать публичную политику в детскую игру, когда есть один стул (в нашем случае президентское кресло), вокруг которого бегают два игрока и по очереди садятся на него. А население в эту свою игру просто не принимают. Не надо было доводить милицию до состояния законных вооруженных формирований, которых нормальный человек боится больше, чем бандитов. Не надо было бесконечно и бесталанно лгать по телевизору, давить политически и экономически СМИ, которые лгать не желали.

В результате до обывателя — того, что с мозгами и по каким-то причинам не хочет или не может сменить место жительства, — потихоньку начало доходить: он живет в унылой, тухлой, глубоко провинциальной стране под властью обнаглевших не слишком умных людей, ворующих в рекордных даже для гораздой на воровство Руси масштабах, построивших особую райскую жизнь для себя и близких и никого в эту свою «райскую Россию» не впускающих. И так будет всегда, просвета не предвидится. Ведь эта власть собирается быть вечной.

Людям захотелось свежего воздуха, неба над головой, ощущения, что они живут в значительной и достойной стране, комфортной и безопасной. Не россиянам рассказывать, насколько госбезопасность отличается от просто безопасности. Какая уж тут частная жизнь, если в стране трудно сделать малейшее телодвижение без взятки, если каждое свидание человека с государством — угроза или стресс. Если профессионализм — ничто, даже помеха в жизни, а лояльная серость при наличии нужных связей — единственная гарантия карьерного роста.

Все случилось, как в обычном школьном расписании. После затянувшегося скучного урока скверного учителя ученики захотели перемен.

Простые времена не значит понятные. В России только что избрали главу государства на шесть лет, но даже самый преданный, сознательный поклонник власти, если таковые еще остались, не скажет вам, что будет в стране даже через год.

Мы слишком долго предпочитали не заниматься политикой, и теперь она занялась нами.

Простые времена не значит легкие. России, похоже, неизбежно предстоит пережить новый слом эпох или окончательно застрять в нынешней колее постепенного нарастающего распада. Поэтому очень хочется какого-нибудь действительно нового года. И — главное — избежать новой большой крови.

Лично мне, как беспартийному, склонному к печали и рефлексии, далекому от любых проявлений коллективизма существу, несомненно, ближе способ жизни частного человека. Только для этого в сегодняшней России надо опять ничего не видеть, не слышать, не знать и ничего никому не говорить. Ни на что не надеяться. Отключить разум и чувства. Такая жизнь, если не ошибаюсь, называется смертью…