Плюшевая тирания

10.08.2012, 10:33

Три девушки в масках и даже игрушечные плюшевые медведи, оказывается, могут реально напугать власть

Две части Союзного государства — Россия и Белоруссия — устроили чемпионат антипиара своих политических режимов. В России это дело Pussy Riot, в Белоруссии — скандал с «плюшевым десантом». Две автократические системы превратили невинные политические перформансы, красная цена которым — один день активного просмотра роликов на YouTube и мелькания в хрониках новостей, в «страшные преступления против государства». Похоже, они действительно боятся. Только плохо от их страхов прежде всего обычным гражданам.

Реклама

На фоне суда над девушками из Pussy Riot, политического процесса, задающего тон, стиль и смысл третьего путинского срока в России, заставившего нас вспомнить слова из средневекового лексикона вроде «инквизиции», белорусский коллега нашего «великого инквизитора» жжет (или, говоря современно, «жжот») на тему плюшевых мишек.

«Как объяснить провокацию с легкомоторным самолетом, который не только пересек границу, но и безнаказанно вторгся на территорию Республики Беларусь? Ведь это в первую очередь безопасность наших граждан», — вещал Александр Лукашенко на «совещании о состоянии работы по приведению вооруженных сил и Госпогранкомитета в соответствие с современными требованиями». Безопасности белорусов, по версии президента, угрожал шведский самолетик с двумя правозащитниками на борту, 4 июля вторгшийся в воздушное пространство Белоруссии и разбросавший над Минском плюшевых мишек с призывами к свободе слова.

Позднее стало известно, что это пиар-акция агентства Studio Total с целью привлечь внимание к проблемам с правами человека в Белоруссии. И ведь привлекли — исключительно благодаря реакции самого главного героя.

Плюшевые мишки со шведского самолетика возмутили последнего диктатора Европы до глубины души. Он освободил от занимаемых должностей председателя Государственного пограничного комитета, его заместителя, а также командующего ВВС и войсками ПВО вооруженных сил Белоруссии. Он выслал шведского посла, что было обставлено как непродление аккредитации. Он отозвал из Швеции все белорусское посольство. Он арестовал после обыска в квартире 20-летнего студента Института журналистики Белорусского госуниверситета Антона Суряпина. В тот же вечер следователь КГБ сообщил матери Антона, что ее сын подозревается в пособничестве незаконному пересечению границы и ему грозит до 7 лет тюрьмы. Он посадил в СИЗО КГБ Белоруссии риелтора Сергея Башаримова, который сдавал в аренду квартиру шведским правозащитникам. Башаримову также предъявили обвинение в пособничестве незаконному пересечению границы. КГБ Белоруссии официально предложил «подданным Швеции, принявшим участие в организации и осуществлении незаконного перемещения через государственную границу (…) прибыть в г. Минск для участия в следственных действиях», причем сразу «в качестве подозреваемых, в том числе для проведения очных ставок».

Как и в истории с PussyRiot, это откровенно истерическая, неадекватная, нелепая реакция властей, которые нашли крамолу государственного масштаба в совершенно невинных, ненасильственных, никому не угрожавших действиях.

На самом деле власть в России и в Белоруссии увидела угрозу лично себе. Три девушки в масках и даже игрушечные плюшевые медведи, оказывается, могут реально напугать людей, в чьих руках армия, полиция, телеканалы. «Панк-молебен» с «неправильным» политическим лозунгом в главном, по сути казенном, храме России и шведский легкомоторный самолетик пересекли границы самопровозглашенных величия и прочности дряхлеющих автократий. Страх лишиться власти у таких правителей, создавших режимы, исключающие естественную законную смену власти и нормальную отставку, затмевает любые доводы милосердия, политической целесообразности, элементарного здравого смысла. Поэтому плюшевые мишки и «панк-молебен» вдруг превращаются в преступления против государства, становятся покушением на основы. Такая реакция — верный признак того, что основы действительно очень непрочны. Но защищать их будут все более жестокими и варварскими способами.