Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Великодержавный олимпизм

03.08.2012, 10:30

Сводить Олимпиаду к медалям глупо: в Лондоне соревнуются 205 стран, и очевидно, что полторы сотни из них останутся без наград

Китай на Олимпиаде в Лондоне реализует неизбывную обывательскую российскую империалистическую мечту о великой спортивной державе, которая выигрывает кучу медалей и противостоит самим Соединенным Штатам. Раньше на месте Китая был СССР. Возможно, поэтому у нас по-прежнему есть люди, который продолжают считать медальный зачет, как если бы Советский Союз существовал до сих пор, — плюсуя к российским медалям казахстанские, белорусские, грузинские, узбекистанские…

Вместе с военной мощью и размером территории большой спорт был единственным относительно честным показателем масштаба державы. Теперь нет ни того ни другого. И больше не будет. Ну разве только территория по-прежнему очень велика.

Тщеславие — свойство людей, а не стран, но распространяется на государства вирусным путем. Поэтому обычного и естественного переживания за своих многим из нас не хватает: мы упорно считаем, у кого больше медалей. Особенно это касается государств, население которых приучено к большому количеству олимпиоников. Мы даже забываем, что эта меркантильная тяга к чужим медалям (за исключением некоторых звезд первой величины в медийных видах спорта, большинство своих олимпийских чемпионов даже продвинутые болельщики не знают по имени) прямо противоречит принципам олимпизма. «Главное — не победа, а участие» — фраза Этельберта Талбота, епископа из Пенсильвании, с 1908 года остается неофициальным девизом Олимпиад. Правда, слово «участие» в ней означает вовсе не «присутствие», а «помощь», но девиз этот очень важен особенно на летних Олимпиадах. Когда в Играх, как сейчас в Лондоне, участвуют 205 стран, совершенно очевидно, что полторы сотни из них точно останутся без всяких наград. Им остается только участвовать.

При этом торжество Китая, все активнее приближающегося к США в этом неофициальном, но всеми ведущемся командном зачете по олимпийским наградам, вызывает в мире большие сомнения. Когда китаянка Е Шивень плывет последний полтинник на дистанции 400 метров кролем со скоростью мужчины, не удивительно, что мировая спортивная пресса устами экспертов начинает активно рассуждать о тайных достижениях китайской медицины, не подпадающих под антидопинговые конвенции.

А Россия, даже если по инерции играть в игру «олимпийский Союз» и суммировать наши медали с наградами бывших советских республик, все равно уже не угонится ни за США, ни за Китаем.

Хотя у самой этой игры есть один положительный момент: мы естественным образом болеем за украинцев, грузин, литовцев как за своих, даже несмотря на сложность политических отношений с этими государствами. В этом смысле спорт делает нас адекватнее по отношению к бывшим соседям по советской коммуналке. Но «советская Олимпиада» существует в головах исключительно у российских любителей большого спорта. Для Казахстана, Грузии, Украины каждая олимпийская медаль — как раз личное достижение этих независимых государств, а иногда даже важное подтверждение самого их существования в концерте мировых держав.

Если представить себе командный зачет Олимпиады как соревнование советских республик, Россия в нем победит, хотя долгое время отставала по количеству золотых наград от Казахстана. Но советских медальных показателей мы в обозримом будущем (на самом деле, скорее всего, уже никогда) не достигнем.

Впрочем, великодержавный олимпизм — самый извинительный, вегетарианский вариант шовинизма. Даже чистейшей прелести чистейший образец демократии Канада страстно, с упорством какой-нибудь старой империи, скорбящей об утраченном величии, желала выиграть командный зачет домашней зимней Олимпиады-2010 в Ванкувере. И выиграла. Наши чиновники после ванкуверского провала тоже хором заявляли о необходимости завоевать больше всех наград на Играх в Сочи. Но в последнее время на этот счет, по крайней мере, в публичном пространстве, как-то успокоились. Может быть, осознают, что все равно не получится. И лучше лишний раз не раздражать народ невыполнимыми обещаниями. Главное — провести эти зимние Игры на летнем курорте так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно потраченные миллиарды. Чтобы церемония открытия была не хуже лондонской — не по смете, не по размаху спецэффектов, а по внятности рассказа об истории страны, наличию самоиронии и человечности интонации. Ведь по церемониям открытия и закрытия Олимпиад можно судить о стране не менее точно, чем по ее экономическим достижениям, политической системе или состоянию образования.

…К слову, ровно 32 года назад закрывались летние Олимпийские игры в Москве, ставшие, как оказалось впоследствии, реквиемом по советской империи. Весь мир помнит не стройные колонны физкультурников из массовки, которые должны были символизировать мускулистую мощь великой державы, а гигантского, нелепого, доброго, совершенно неспортивного вида плюшевого мишку, улетавшего в небо на воздушных шарах и одновременно плакавшего на табло по завершившемуся празднику спорта.

Это был апофеоз обезоруживающей трогательной человечности в исполнении страны, не без оснований заслужившей титул «империи зла».

В отсутствие США и других держав, устроивших тем играм бойкот за Афганистан, советские спортсмены выиграли рекордное количество медалей, потешив самолюбие нации. Но Олимпиада — всего лишь главное спортивное состязание человечества. Это не вопрос жизни и смерти, позора или величия нации. Количество олимпийских медалей не делает страну лучше или хуже. И чемпионами становимся не мы с вами, а наши или не наши спортсмены.