Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Раскол надежды

11.05.2012, 10:06

Лучше, чтобы народ говорил, пусть даже невнятно и вразнобой

Политический процесс, который начался рокировкой двух российских вождей 24 сентября 2011 года и закончится назначением Медведева 26 мая 2012 года лидером «Единой России», привел к оформлению раскола нации. Сам раскол начался гораздо раньше. Но только теперь это слово стало общим местом для описания отношений растущего разношерстного антипутинского меньшинства с угасающим безликим путинским большинством. Поскольку гражданской нации в России пока нет, как, к счастью, пока нет и гражданской войны,

именно раскол остается едва ли не последней надеждой на появление народа, который все-таки будет способен взять на себя ответственность за судьбу страны.

Светская власть при активной помощи верхушки Русской православной церкви сумела настроить против себя практически всех мыслящих людей в стране. Активные и еще относительно молодые россияне физиологически ощутили кошмар перспективы состариться и умереть в косной и мракобесной России — глубоко провинциальной стране по реальному вкладу в современную мировую экономику, культуру и политику. А главное, по общей атмосфере.

Отрицательные стороны раскола очевидны. Повышается и без того немаленький градус агрессии в нашей бытовой жизни. Власть, таким образом, получает почву для провокаций и репрессий. Но в нынешних условиях как раз консолидация вокруг режима куда более опасна для России, поскольку он в принципе не способен к решению и даже постановке никаких созидательных задач. Объединяться вокруг нынешней власти могут лишь ради доступа к госкормушке или из нежелания отказываться от казенной похлебки. Это объединение обреченных.

В такой ситуации у раскола есть важная положительная черта, возможно, даже перевешивающая все отрицательные. Он может катализировать критически важный процесс отделения общества от государства.

Без отделения общества от государства немыслимо возникновение полноценной российской государственности на этом гигантском бесформенном куске советской империи, который наша власть, бурно чавкая и не подпуская никого к столу, благополучно доедает.

Людей, понимающих, что без смены власти и курса невозможно сделать Россию страной, жизнь в которой не будет синонимом лузерства, становится больше. В массовых митингах в Москве, по меркам общего населения страны и даже самой столицы, участвовало совсем немного людей. Но количество сочувствующих этим митингам и, главное, не сочувствующих этой власти все же позволяет говорить о начале медленных тектонических сдвигов в нашем замершем внутри исторического тупика, «российском советском народе».

Обольщаться, тем не менее, не стоит.

Тот факт, что процесс формирования гражданской нации идет под знаком сопротивления власти, что это дружба «против», а не «за», оставляет России не так уж много шансов на позитивные сценарии.

Если «рассерженные горожане» станут разочарованными или если власть ради самосохранения окончательно перестанет думать о цене вопроса и перейдет к насилию, нас ждет новая волна массовой эмиграции. Тогда Россия окончательно станет чем-то вроде большого Таджикистана — государством людей, озабоченных исключительно выживанием. Кроме того, процесс кристаллизации общества по наметившимся линиям раскола может оказаться медленнее, чем временной запас прочности самой России в ее нынешних границах с нынешней властью. Собственно говоря, ментальный и отчасти даже географический разрыв государственной ткани происходит на наших глазах. Особенно отчетливо это проявляется на Северном Кавказе и на Дальнем Востоке, который центральная власть теперь пытается удержать в орбите государства единственным доступным ее пониманию способом — распилом гигантских бюджетов внутри создаваемой отдельной специализированной госкорпорации. Другая Россия может просто опоздать, и тогда страна прекратит существование в этих границах.

Как ни парадоксально, раскол в сегодняшней российской ситуации становится шансом на спасение от распада. Станет ли катастрофой сам распад — отдельный вопрос. Распад СССР показал, что советская власть не справилась с такой гигантской территорией. С гигантской территорией России сейчас явно не справляется власть российская. Но отчетливо проявившийся раскол народа на территории России — точно не катастрофа, а лишь возможность изменить печальную и кровавую парадигму нашей истории.

Единая Россия возможна только в кавычках. Живой государственный организм подразумевает мирную борьбу разных точек зрения и взглядов на мир с единением нации только в действительно критические моменты истории, перед лицом теракта или нападения на страну внешнего врага

Власть безмолвного большинства в России в последние полгода вынуждена была слышать голос разнородного меньшинства. Этот голос явно режет ей слух. Но все равно

лучше, чтобы народ не безмолвствовал и не брался за вилы и батоги, а говорил. Пусть даже невнятно и вразнобой.

Только так и можно завести гражданскую нацию и государство Россия, за которое нам не будет стыдно, если мы вообще еще способны чего-нибудь стыдиться.