Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Шоколадный Путин

14.10.2005, 12:38

Путину обломали кайф. Вместо запланированной встречи с Машей Шараповой он вынужден был экстренно приглашать на свидание пожилого лысого мужчину в мундире и очках — первого заместителя министра внутренних дел Александра Чекалина.

Бодро докладывая президенту дежурную неправду, что в Нальчике все под контролем, милицейский начальник не мог, просто не посмел бы сказать ему главное: «Владимир Владимирович, ни вы, ни мы давно уже на самом деле ничего не контролируем».

Россия стремительно сужается до размеров сортира, в котором наши доблестные спецслужбы, следуя афористическому указанию верховного главнокомандующего, мочат террористов. Или сортир разросся до размеров России? Дистанция между практическими действиями и направлением мозговых усилий власти с одной стороны и реальной ситуацией в России с другой увеличилась до размеров пропасти.

Чем занималась российская власть всю эту неделю? У правоохранительных органов была одна задача: спрятать от людей Ходорковского. У них получилось — страна не знает, где Ходорковский. Хорошо работает, черт возьми, пенитенциарная (сам президент не способен выговорить это слово) система. В день Нальчика Путин должен был встречаться еще и с председателем «Газпрома» Миллером. Чтобы обсудить, как там наш газовый удав будет переваривать после заглота слишком жирного кролика — «Сибнефть». Ровно за день до Нальчика президент послал в Думу поправки к закону об Общественной палате, наделив этот симулякр гражданского общества правом доносить в суды на СМИ, нарушающие свободу слова. При этом государственные органы, согласно путинскому законопроекту, среди возможных нарушителей свободы слова не значатся вовсе. Наконец, в день Нальчика провели бутафорскую экспертизу для жителей Беслана, чтобы доказать: наши огнеметы «Шмель» пожаров при стрельбе по деревянным зданиям не вызывают. И доказали. Видимо, есть методы.

Все эти действия — заглот «Сибнефти» либеральной башней Кремля, исчезновение Ходорковского, превращение лояльной свинарки Общественной палаты в жестокого пастуха СМИ, «правильная» экспертиза для доказательства официальной версии Беслана — были направлены на укрепление вертикали власти. Виртуальной вертикали виртуальной власти, если быть точным.

И все эти действия были совершенно параллельны по отношению к реальности. Реальностью был Нальчик.

У Нальчика есть две принципиальные особенности, отличающие его от прежних выдающихся профессиональных достижений наших стремительно разрастающихся спецслужб — «Норд-Оста», Назрани, Беслана.

Во-первых, Нальчик случился, хотя все об этом знали и даже докладывали, что знают. Военные сказали, что еще 11 октября взяли под усиленную охрану аэропорт Нальчика. Дальше врать не буду, пусть за меня это сделают другие. Передо мной сообщение ТАСС от 20.20 московского времени 12 октября.

Буквально за 12 часов до нападения боевиков на город. Цитирую: «В связи со сложной оперативной обстановкой и угрозой совершения терактов в Кабардино-Балкарии усилены посты ГИБДД. Совместно с сотрудниками Управления ГИБДД МВД республики несут службу инспекторы дорожно-патрульных служб других регионов Южного федерального округа (ЮФО). Об этом корр. ИТАР-ТАСС сообщила инспектор по связям с общественностью УГИБДД МВД КБР Ольга Ткаченко. «Маршруты патрулирования максимально приближены к объектам массового пребывания людей и объектам жизнеобеспечения. Проводится тщательный досмотр транспортных средств, водителей и пассажиров на стационарных постах ДПС и на маршрутах патрулирования», — сообщила Ткаченко. Кроме того, усилен контроль за парковкой автотранспортных средств вблизи жилых домов, школ, больниц, детских садов».

То есть российская власть прогнила настолько, что боевики способны напасть на столицу формально мирной республики средь бела дня даже тогда, когда это, судя по докладам спецслужб, не является для них неожиданностью.

Еще одна особенность Нальчика: это первая столь масштабная операция боевиков после отмены прямых выборов губернаторов из-за Беслана и появления в нашей жизни этого идиотского словосочетания «укрепление вертикали власти». Только что, 28 сентября, Кремль, вопреки просьбам участников консультаций в Кабардино-Балкарии назначить президентом республики русского, назначил кабардинца. Из Москвы. Бизнесмена. «Занес» ли он кремлевским или они его кандидатуру подобрали методом случайных чисел, мы не узнаем никогда. Но факт остается фактом: через год после Беслана, отменившего в России выборных начальников регионов, выстроивших всех российских чиновников во фрунт, по вертикали ничего во власти как не работало, так и не работает.

Он, конечно, весь шоколадный, этот наш Путин. Он опять не причастен. Ходорковского увезли далеко от Москвы. На телеэкране решительный президент отдает указание лысому пожилому мужчине в мундире не выпустить боевиков из Нальчика, раз уж впустили. Ему все равно доверяют три четверти нашей замечательной страны. Шоколадный Путин — главное украшение торта «Российская Федерация». Только торт пахнет сортирами, в которых засели недомоченные террористы. И никто во власти даже не хочет знать, как и почему из мирных жителей получаются эти самые террористы.