Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Шаг в будущее

09.12.2011, 09:40

Стране нужно готовиться жить после Путина и без Путина

В митинговой стихии после поражения партии власти на думских выборах, замаскированного фальсификациями под относительную победу, уходит на второй план ключевой для будущего страны вопрос. Это вопрос о следующей власти — о том, каким образом она появится, кто в ней окажется и какую политику будет проводить. Проблема следующей власти из области абстрактных предположений самой реальностью переведена в плоскость насущнейшей для России политической дискуссии. И это едва ли не главный итог прошедших выборов. Стране нужно готовиться жить после Путина и без Путина.

Никто из лидеров прошедших в новый парламент партий не готов взять на себя управление страной и не рассматривает себя в роли власти — отвыкли за годы растительного существования в выморочной политической системе.

А ЛДПР и «Справедливая Россия», пусть и в разные эпохи, вообще изначально были созданы как инкубаторские партии. Их устройство в принципе исключало естественную для любой легальной политической силы опцию «борьба за власть».

Путин и ставящая на него часть элиты не отдаст власть ни при каких обстоятельствах. Скорее всего, ему нарисуют победу в первом туре. Либо, если большинство граждан России подойдет к президентским выборам (а они важнее думских, ибо Дума в стране давно уже не имеет никакого политического значения) ответственно и проголосует против Путина, итоги выборов отменят, как в Южной Осетии. Ни одного реально оппозиционного кандидата в президенты, несомненно, не зарегистрируют. Сам вектор мимикрии Путина в ходе нового пришествия на главный пост тоже предельно ясен. Политические похороны «Единой России» состоялись назначением предвыборного штаба на базе ОНФ и Станислава Говорухина всесоюзным старостой этой потемкинской деревни, построенной для всенародной поддержки «вождя». Путин больше не будет президентом друзей-олигархов и руководителем «партии жуликов и воров», он на самом деле начинает играть в национального лидера, абсолютно надпартийного несменяемого поводыря «простых россиян». Поэтому

уже к президентским выборам всем, кто не хочет, чтобы Россия превратилась в стремительно деградирующую персоналистскую диктатуру окончательно оторвавшегося от реальности человека, необходимо формировать максимально широкий с точки зрения политического спектра коалиционный совет.

Его задача — координация уличной активности. Но на улице созидательная политика не делается, улица может быть только подспорьем или помехой для назревших и перезревших в России перемен. Уже к президентским выборам несистемная оппозиция (возможно, с частью полусистемной, например, с «Яблоком» или «Справедливой Россией», если она хочет стать реальной партией) должна иметь политическую и экономическую программу первоочередных шагов, как если бы она была властью. Это вообще принципиально важно для оппозиции — создавать внутри себя будущую властную команду и ставить задачей не просто борьбу с режимом, а приход к власти и реальную готовность управлять страной. Только так и может появиться осмысленная альтернатива действующей власти, становящейся критически опасной для самого существования России.

Михаил Прохоров во время недолгого и во многом абсурдного пребывания во главе «Правого дела» затевал правильную, по сути, идею создания теневого правительства. Крупный бизнес, который хочет зарабатывать на России и не хочет бежать из нее окончательно с накопленными капиталами (если таковой, конечно, есть), должен перестать бояться и начать вкладываться интеллектуально и финансово в создание новой российской власти. Тот же Михаил Прохоров в качестве кандидата в президенты с опорой на профессиональное правительство мог бы стать одним из вариантов бескровной смены власти. Бескровность — принципиальнейшее условие: две последовательно случившиеся русские революции 1917 года привели страну к затянувшейся на десятилетия тотальной катастрофе. К последствиям и возможностям революции 1991 года, давшей России самый реальный в истории шанс стать полноценной демократической страной и прекратить ходить собственными путями по краю пропасти, оставляя за собой реки невинной людской крови, мы оказались не готовы.

Теперь своими действиями власть дает России новый шанс на изменения — и к лучшему, и к худшему.

От действующей власти можно и нужно требовать отставки наиболее одиозных персонажей в правительстве и администрации президента, отмены итогов думских выборов, честной президентской кампании, демонтажа пропагандистской машины в виде федеральных госканалов, немедленного освобождения Ходорковского с Лебедевым. Но эти требования не отменяют главной проблемы: в стране нет эффективной власти и сделано все, чтобы не было альтернативы той, что так достала любого сколько-нибудь мыслящего и совестливого человека. Пришла пора создавать эту альтернативу. На 21-м году существования независимой России мы не имеем ни политической системы, ни национальной экономики, ни реальных перспектив в обозримом будущем. Стране критически нужна власть, которая не будет остервенело делить между собой оставшиеся куски собственности, чем одиннадцать лет безостановочно занимался путинский режим, а начнет создавать нормальные условия для развития страны.

Россия уже вернулась в 1991 год в том смысле, что запрос на перемены очень велик и будет только нарастать. Более того, сейчас явно обозначилась необходимость удовлетворять запрос на реальных политических лидеров с политическими альтернативами власти.

Трагизм ситуации в том, что Путин надоел разным социальным группам по диаметрально противоположным причинам. А все меры, на которые надо идти любой следующей ответственной власти, очень непопулярны. Но, увы, сейчас мы оказались в ситуации, которую уже очень точно оценили наши горькие анонимные интернет-шутники: «У России впереди два сценария — наихудший и маловероятный». Любой выбор может оказаться горьким для России, но бесконечно уклоняться от выбора и ответственности за страну просто невозможно.