Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Кабинет для патриота

23.09.2011, 09:37

Угроза официального национализма в России как никогда велика. Реализация такой программы — путь к распаду страны

«Если мы не будем выдвигать людей во власть, то эти места заполнят другие люди, и русских патриотов в Госдуме не будет, — заявил Дмитрий Рогозин на съезде «Конгресса русских общин». — Хватит мерзнуть на «Русских маршах», пора перебираться в кабинеты!»

Вопреки публичному пожеланию президента Медведева не разыгрывать национальную карту в ходе выборов, возвращенный в большую российскую политику Путиным постпред России в НАТО Дмитрий Рогозин заявил: «Дебаты по русскому вопросу обязательно должны иметь место в ходе выборов». Причем, альтернативой глава КРО, публично поддержавший Путина и «Единую Россию» (то есть действующую власть), считает революцию: «Это очень ответственный вопрос, и заниматься им должны ответственные люди, в противном случае в решение вопроса вмешается улица».

Съезд КРО знаменует очень важную, возможно, поворотную веху в российской политике. Дело даже не в том, что Рогозин с санкции власти официально вводит национальную тему в повестку выборов, прямо игнорируя слова президента. Этого президента у нас почти наверняка скоро не будет, да, по сути, и не было. Дело в том, что

самый доступный вид популизма для власти в условиях неизбежного сокращения финансовых возможностей и критической необходимости непопулярных реформ (прежде всего повышения пенсионного возраста и/или налогов) в следующем президентском цикле — популизм националистический.

Если говорить по существу, отдельного русского вопроса в России нет. Есть вопрос, что такое постсоветская Россия как государство. Это вопрос выбора из трех главных вариантов — новой империи, русского национального государства и многонационального светского демократического государства. Россия больше не может быть империей, поскольку не имеет ресурсов и территорий для проведения колониальной политики. Даже главный всплеск нового русского империализма — война с Грузией — увенчалась лишь признанием независимости Южной Осетии и Абхазии (где население составляют не те люди, которые нравятся так называемым русским патриотам), но не их поглощением. Да и зачем России новые территории, когда она не может управиться с имеющимися. Но Россия не может быть — в своих нынешних границах, разумеется, — и русским национальным государством.

Чего хотят защитники русских в России, даже такие «ответственные люди», как Рогозин? Очистить Россию от «мусора»? Но если они считают мусором всех инородцев, даже трудно вообразить себе границы этого будущего этнически чистого русского царства. Где будет столица такого государства? В стране нет ни одного крупного города, который в принципе может быть населен только русскими без геноцида невообразимых масштабов. Если говорить о защите культуры и национальных традиций, русские слишком широкий и многообразный этнос. Едва ли серьезно можно говорить о тотальном принудительном православии, хождении баб в кокошниках, а мужиков в сапогах с портянками, поддевках и крестьянских рубахах.

Никакой особой русской жизни — во многом, благодаря усилиям советской власти по выращиванию «новой общности людей», советского народа — просто не существует.

При этом русскому языку в России, кроме политики самой власти с ее официозными СМИ, способствующими деградации системы образования, ничто не угрожает.

Разумеется, всякая ответственная власть обязана стараться делать так, чтобы русские чувствовали себя в кавказских республиках как дома. И чтобы выходцы с Кавказа чувствовали себя как дома в любой точке Центральной России. Но это возможно, только если в государстве доминируют не национальные или религиозные, а светские демократические ценности, если власть не ведет себя повсеместно хуже любых боевиков.

Россия — страна исторически многонациональная, с уникальным смешением европейскости и азиатскости, с традициями веротерпимости и относительно мирного сожительства представителей разных конфессий. Русские были, есть и на обозримую перспективу будут государствообразующей нацией. Но у них нет возможностей создать отдельную русскую государственность — ни территориальных, ни политических, ни военных.

В российских условиях делать русский вопрос реальной политикой, а не просто горячей темой публичных дебатов значит прямо приближать закрытие «проекта Россия».

Никакого другого способа решения русского вопроса, кроме превращения России в современную демократическую мультикультурную страну со свободной экономикой, не существует. Пока российская власть по каждому из этих пунктов движется в прямо противоположном направлении.