Премьер-лига

19.02.2010, 10:21

Путин занимается такими неожиданными делами, как определение участников чемпионата премьер-лиги по футболу

Россия остается царством мужской дружбы. Управляется она не по закону, а по дружбе. Причем, чтобы жить припеваючи (а иногда и просто чтобы жить), дружить надо не вообще с любым мужчиной, но именно с царем — тогда даже можно стать президентом страны. Заодно царь, сейчас известный стране под ником «премьер-министр», занимается у нас такими неожиданными и не царскими вроде бы делами, как определение состава участников чемпионата премьер-лиги по футболу. Хотя лига ведь так и называется — «премьер».

Операция спасения самарского футбольного клуба «Крылья Советов» стала настоящей ролевой игрой на тему алгоритма управления Россией.

На совещание к главе правительства Владимиру Путину пришли вице-премьер Игорь Сечин (курирует в правительстве топливно-энергетический комплекс — самый главный и самый болезненный для российской власти после ее имперского комплекса), а также глава госкорпорации «Ростехнологии» (контролирует пять сотен разных предприятий, самым знаменитым из которых из-за степени его развала стал «АвтоВАЗ») Сергей Чемезов. На самом деле не два госчиновника пришли к своему начальнику, а два друга — к третьему. После чего было во всей красе продемонстрировано столь любимое Путиным ручное управление страной, которое на самом деле применяется в России исключительно для спасения имиджа или финансов представителей провластной касты — то есть друзей царя и их приближенных. А заодно, конечно, для подвернувшегося под руку народа, чтобы ему явилось чудо: как главный начальник одним мановением руки решает конкретный вопрос. Пусть даже временно и ничего не меняя по существу.

На сей раз у друзей возникла реальная проблема: в Самарской области, вотчине «Ростехнологий», загибаются сразу две популярные среди народа команды — футбольные «Крылья Советов» в Самаре и хоккейная «Лада» в Тольятти. Госкорпорация «Ростехнологии», появившаяся на свет как плод мужской дружбы нынешнего премьера с ее руководителем, успела поставить на Самарскую область своего губернатора Владимира Артякова. Около тысячи болельщиков «Крыльев Советов» однажды — 24 января – уже митинговали за спасение команды на 27-градусном морозе. А 20 февраля грозили вывести на улицы уже десятки тысяч человек, причем под антиправительственными лозунгами – губернатору бы уж точно досталось. Да и «Ростехнологиям» люди тоже могли бы сказать пару ласковых.

Тут-то Путин и запустил свой излюбленный механизм решения вопросов. «Это один из старейших наших коллективов, и за время существования высшей лиги он ни разу из нее не вылетал, — сказал глава правительства, продемонстрировав удивительную осведомленность об истории «Крылышек». – У него и традиции большие, и болельщиков много, поклонников, поэтому, несмотря на все сложности – их, конечно, много – нужно предпринять необходимые шаги, чтобы поддержать клуб. И болельщиков поддержать».

На самом деле, конечно, Путину надо было поддержать не самарских болельщиков, а друзей из «Ростехнологий» и их губернатора: не должно быть — по неписанным законам царства мужской дружбы — митингов протестов против царя и его товарищей.

«Я просил вас, Игорь Иванович, посмотреть на тех, кто в состоянии поддержать команду, собрать необходимый пул возможных спонсоров, акционеров», — проникновенно сказал премьер, обращаясь к Сечину. «По вашему поручению такой перечень мы проработали. Я хотел вам доложить примерный состав. Если вы согласуете, то мы в ближайшие дни эту работу уже формализуем», — рапортовал вице-премьер. Болельщики «Крыльев Советов» уже в этот момент могли петь осанну главе правительства: их любимый клуб не вылетит из премьер-лиги. Так решил премьер этой самой лиги.

В прошлом году практически по такой же схеме Владимир Владимирович спасал другой клуб премьер-лиги — «Томь», базирующуюся в Томской области, где тоже сильны бизнес-позиции некоторых его друзей. То есть принуждал коммерческие компании финансировать команду. А владельцы футбольного клуба «Москва» с Путиным не дружат, и болельщиков у этой команды мало. Поэтому даже голодовка некоторых из них не сподвигла главу правительства спасти этот клуб от краха.

В принципе личная работа со списками спонсоров футбольных клубов не сильно отличается от того, что премьер делал, скажем, в Пикалево. В конце концов главный итог пикалевской эпопеи состоит в том, что близкий власти олигарх Олег Дерипаска, к тому же являющийся одним из главных застройщиков олимпийского Сочи, получил от премьер-министра те контракты, которые хотел, для своего пикалевского предприятия. А пиар-эффект от того, что Путин сам принуждал коммерческие компании подписывать эти контракты (к слову, их продление состоялось ровно в момент прошлогодней телевизионной «прямой линии» с главой правительства), только усиливался.

В цивилизованном мире ситуация, когда глава правительства лично назначает спонсоров для футбольных команд, которыми владеют его друзья, конечно, была бы сочтена абсолютно варварской.

Даже владеющий «Миланом» Сильвио Берлускони не посмел бы как премьер-министр Италии принуждать какую бы то ни было компанию финансировать команду. Но в России это вполне обычная историческая практика. Императоры и императрицы даровали фаворитам дворцы, имения, крепостных, а сейчас им даруют нефтяные компании, автозаводы, попутно нагружая «социальной нагрузкой» в виде футбольных команд. Да еще постоянно помогают казенными или спонсорскими деньгами, поскольку фавориты, как правило, оказываются не очень эффективными менеджерами.

Разумеется, от беззакония даже друзья и «придворные» защищены не больше, чем обычные подданные. Друзья тоже, поскольку дружба с царями бывает очень переменчивой, могут в любой момент попасть под раздачу. Но зато, пока они в фаворе, никакие законы над ними не властны. Кроме, увы, неотменяемого в России закона крепкой мужской дружбы, которая постоянно и совершенно бесконтрольно перерастает в прямое злоупотребление служебным положением. По этому закону дружба и есть служба.