Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Казарменный сюрреализм

06.03.2009, 10:37

Стоит ли превращать спортивную базу «большого ЦСКА» в фитнес-центр для самых упитанных в мире генералов?

Новая попытка создания в России профессиональной (в смысле эффективной) армии началась с попытки разгрома профессионального спорта. История про отделение Центрального спортивного клуба армии от самой армии — это история про то, как в России принимаются решения, как много зависит от личных симпатий или антипатий людей, вершащих чужие судьбы. А заодно полного несоответствия желаний одного мозгового полушария власти другому.

Знаменитая теперь уже директива Генштаба Вооруженных сил от 27 февраля, предписывавшая всем солдатам-срочникам в ЦСКА вместо занятий профессиональным спортом немедленно вернуться в расположение своих воинских частей, а всем спортсменам-офицерам уволиться в запас, в общем не противоречит логике. Солдаты срочной службы должны служить, а для офицеров (то есть профессиональных военнослужащих) не может быть профессией бокс, вольная борьба, баскетбол или метание диска. Но очень часто формальная логика находится в непримиримом противоречии с реальностью.

Все ведь и в советские времена понимали, и сейчас прекрасно осознают, что срочная служба в армии для профессиональных спортсменов — банальный способ «откосить». При этом сам ЦСКА давно стал не просто мировым брендом, но еще и не зависимой от войск фабрикой производства атлетов, способных приносить стране победы на мировых чемпионатах и Олимпиадах.

Иными словами, ЦСКА для армии действительно «непрофильный актив», к каковым нынешняя, самая масштабная после хрущевской реформа Вооруженных сил причисляет военных медиков или журналистов. Но для страны это незаменимый, по крайней мере в сжатые сроки, поставщик спортсменов high-класса. Не говоря уже о том, что армейский бюджет — отнюдь не главный источник финансирования так называемого большого ЦСКА, а ЦСКА футбольный, например, и вовсе не зависим от оборонного ведомства. К тому же

странно в борьбе с непрофильными армейскими активами убирать ЦСКА и оставлять, например, всемирно известный ансамбль песни и пляски имени Александрова.

На самом деле все просто. Если бы министр обороны Анатолий Сердюков был любителем спорта или просто болельщиком (как, например, его предшественник Сергей Иванов) и чуть большим любителем игровых видов спорта (дзюдо в данном случае не в счет) был премьер Владимир Путин, Министерство обороны и не подумало бы ликвидировать ЦСКА. Ведь что в советские, что в постсоветские времена редкий министр обороны после очередной зимней или летней Олимпиады упускал возможность попиариться за счет армейских спортсменов: вот, мол, завоевали наши столько-то медалей, подняли престиж армии. Что было тем более важно, поскольку после Великой Отечественной Советскую и Российскую армию политическое руководство страны использовало так, что за счет «профильного актива» этот престиж явно не поднимался.

В случае с ЦСКА наложились друг на друга экономический кризис, начинающий хоронить и без того дутые великодержавные грезы российского руководства, личная незаинтересованность начальства Минобороны в качестве российского спорта высших достижений и нормальное ведомственное желание сбросить с себя лишний балласт, не приносящий доходов.

Как бывший глава Федеральной налоговой службы и тем более как бывший торговец мебелью, министр обороны Сердюков прекрасно понимает всю обременительность заведомо бездоходного, если не сказать убыточного, бизнеса.

При этом наше высшее руководство не устает позировать со спортсменами после их очередных больших побед на мировых состязаниях. Ведь в чемпионатах мира по экономике или культуре побед мирового значения Россия, прямо скажем, не одерживает. Мечтает наша политическая элита и о возрождении славы страны как самой великой спортивной державы. После прошлогодней летней Олимпиады в Пекине, где ЦСКА завоевал для России 16 из 18 золотых медалей, наши политики в один голос стали кричать о необходимости воспроизведения китайского опыта подготовки больших спортсменов. Но в Китае он, этот опыт, если говорить о статусе спортсменов, вполне советский — они тоже приписаны к силовым структурам, хотя ясно, что не служат в армии как пехотинцы или танкисты.

Поэтому российской власти (гражданской, а не военной) надо разобраться, чего она хочет от армии и от большого спорта. Хотим ли мы ликвидировать ЦСКА, чтобы армейцев разобрали другие спортобщества (в том числе чекистско-милицейское «Динамо» и не слишком в сравнении с теми же США развитый у нас студенческий спорт), а финансировали исключительно на деньги, привлеченные профильными федерациями.

Стоит ли превращать прекрасно развитую спортивную базу «большого ЦСКА» в глобальный фитнес-центр для наших самых упитанных в мире генералов, в торговые площадки или лучше продолжать использовать ее по прежнему назначению?

Готовы ли мы к тому, что талантливые молодые спортсмены призывного возраста, равно как музыканты, в полном соответствии с Конституцией будут проходить срочную службу на общих основаниях, или, исходя из здравого смысла, мы нарушим это равенство и предоставим талантам (их всегда мало, и на обороноспособность страны это точно не повлияет) возможность реализовать себя?

Наконец, стоит определиться, нужна ли нам действительно боеспособная профессиональная армия или мы так и будем забривать всех юношей подряд под постоянные причитания военных о том, какой все более хилый, больной и ущербный контингент попадает в войска.

Пока реформу ЦСКА после мирных переговоров двух профильных министров — спорта и обороны, Мутко и Сердюкова — отложили до осени. Но казарменный сюрреализм в головах российской власти никуда не улетучился. Так что мы вполне можем остаться без значительной части профессионального спорта задолго до того, как у нас наконец появится профессиональная армия.