Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Спорт вида

08.08.2008, 10:42

Летние Олимпиады — барометр человечества еще и потому, что в них участвует едва ли не больше государств, чем заседает в ООН

Любая летняя Олимпиада — концентрированное выражение состояния человечества как биологического и социального вида в данный момент истории. Стартовавшие пекинские Игры не исключение. Более того, их внеспортивное историческое значение может оказаться даже больше, чем спортивное.

Что можно сказать про человечество в момент старта Олимпиады в Пекине? Во-первых,

сам факт проведения Игр в Китае означает признание нарастающего значения этой страны в общей картине мира.

Все-таки политических и гуманитарных оснований не давать Игры Китаю было и есть предостаточно: не только проблема Тибета, но и жуткая экология, варварское отношение к инакомыслящим, технологическое пиратство, наконец. Но летние Олимпиады давно стали грандиозным смотром коммерческих возможностей человечества, и в этом смысле дать Игры стране, чья экономика долго растет по 10 % ежегодно, было вполне логично. И с чисто спортивной точки зрения Китай — абсолютный мировой лидер по степени и скорости прогресса. Даже трудно поверить, но до Игр 1984 года в Лос-Анджелесе у китайцев вообще не было ни одного олимпийского чемпиона. Спустя всего 24 года они впервые претендуют на то, чтобы завоевать больше медалей, чем любая другая страна.

Во-вторых,

провал идеи бойкота Игр в самом ее зародыше свидетельствует о том, что мир, к счастью, еще не дожил до новой глобальной «холодной войны», но, к несчастью, не имеет общих ценностей, ради которых значительное количество стран было бы готово пойти на радикальный гуманитарный протест.

В современном мире действительно нет четко структурированных непримиримых политических лагерей. Именно их наличие и конкретный политический «информповод» (советское вторжение в Афганистан) спровоцировали бойкот Олимпиады 1980 года в Москве и в качестве «симметричного ответа» социалистического лагеря — следующих Игр в Лос-Анджелесе. Так что при всей очевидности кризиса мировой системы коллективной безопасности, градус общего противостояния внутри человечества все-таки пока ниже, чем четверть века назад.

В-третьих, Олимпиада в Пекине может стать поворотной в истории спорта как мирного способа выяснения отношений между людьми и странами.

Обещанное рекордное количество допинг-проб при нарастающей моде на введение в законах многих государств уголовной ответственности за употребление допинга и принципиально новые технологии допинг-контроля способны повлиять на судьбу целых видов спорта: или не останется «чистых», или существенно упадут результаты.

Наконец, пекинская Олимпиада проходит на некоем историческом рубеже, где очевидно проходящий пик многовекового господства Западного мира встречается с нарастающим могуществом Юга и Востока. Азия все более активно пытается преобразовать свое количественное доминирование в мире в доминирование качественное. Технологическим лидером этого процесса, несомненно, является Япония как наиболее органичный симбиоз восточных, западных и своих национальных ценностей. Китай начинает все более явно претендовать на роль отдельного полюса мировой геополитики, причем с куда большим основаниями, чем Россия (спектр этих оснований широк: от численности собственного населения и диаспоры до такого, на самом деле, нешуточного показателя, как выпуск едва ли не каждой второй пары обуви в мире). Исламский мир, при всей своей внутренней раздробленности, становится лидером по количеству адептов своей религии: мусульман впервые в истории человечества стало больше, чем христиан, и этот количественный разрыв в обозримой перспективе будет только возрастать. Следовательно, исламские ценности, в их очень непростом взаимодействии с неоднородными ценностями светских государств и догмами других мировых религий, неизбежно будут во все большей степени влиять на глобальную атмосферу жизни человечества.

Барометром человечества летние Олимпиады являются еще и потому, что в них участвует едва ли не больше государств, чем заседает в ООН.

При этом заседания ООН не транслируются на весь мир, а благодаря телепоказу Олимпиад миллионы, если не миллиарды людей, лишенных возможности путешествовать по всему миру, получают уникальный шанс посмотреть на конкретных представителей тех стран, о существовании которых они просто не знают. Этот всемирный смотр наций и рас дает нам хотя бы самые элементарные представления о том, с кем мы делим планету в краткий момент нашей земной жизни. Так абстрактный образ человечества превращается для нас в мозаику конкретных человеческих лиц.

На Олимпиаде в Пекине будет все, чем хороша и плоха повседневная жизнь людей и человечества в целом: борьба стран за глобальное лидерство, справедливые и несправедливые претензии проигравших, проявления великого духа и мастерства, рекорды и разочарования, слезы боли и радости. Человечество заглянет в себя сквозь зеркало главного спортивного состязания и увидит, как оно выглядит сегодня, в 2008 году от рождества Христова, в 1386 году по мусульманскому календарю, ну и еще, как говорится, возможны варианты.