Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Несправедливость ради мира

26.01.2007, 11:39

Организация Объединенных Наций – это не название полумертвого мирового парламента, это формулировка главной задачи биологического вида, к которому равным образом принадлежим все мы

От того, что Америка плохо играет роль организатора мирового порядка, необходимость его организации не становится меньше. Мировой порядок не означает, что все человечество безоговорочно будет подчиняться общим правилам и жить при одном политическом строе — такого не произойдет никогда. Мировой порядок — это солидарная возможность ответственной части человечества сохранить жизнь человеческого рода в случае глобальной опасности и обеспечить максимально хорошее качество жизни максимально большому количеству людей на планете. Америка всего лишь делает грязную работу, которую не хочет и пока не может делать никто, но от которой нам никуда не деться.

Война за демократию (или за «демократию» — можно поставить саркастические кавычки, в данном случае неважно) в Ираке приобрела значение некоего всемирно-исторического эпоса. События этой войны, похоже, рассказывают нам о глобальных трудностях нового мироустройства. Личная судьба тирана средней руки Саддама Хусейна — все-таки Сталин с Пол Потом истребили гораздо больше сограждан, а император Жан-Бидель Бокасса, кстати, большой друг советских правителей, и вовсе самолично кушал подданных — стала основанием для попытки определить нравственные координаты существования всего людского рода. Проблему в ходе не слишком замеченного прессой визита в Москву точно обозначил бывший Генеральный секретарь ООН, председатель комиссии по правам человека в далеком от идеального соблюдения этих прав Египте 85-летний Бутрос Бутрос Гали. Старый дипломат осудил казнь Саддама Хусейна, сказав, что она «бросила тень на все международные суды». Добавил, что эта казнь воспринимается как месть. А дальше произнес самое главное: «В некоторых случаях во имя мира мы должны мириться с тем, что виновники не будут наказаны. Поэтому примирение может быть более важным, чем справедливость».

В этих словах заключены горькая правда и почти непреодолимое противоречие. Все войны и все теракты в истории человечества мотивированы идеей справедливости. «Аль-Каида» считает справедливым отомстить Америке за унижение исламского мира. США уверены в справедливости наказания Ирака и Афганистана за поддержку террористов. Саддам Хусейн считал справедливым истреблять курдов и шиитское большинство, а шииты теперь считают вполне справедливой казнь ненавистного Саддама Хусейна.

Горькая правда: мы иногда (и даже очень часто) вынуждены примиряться с тем, что виновные не наказаны, тем более что представления о виновности у нас диаметрально противоположные.

Для одних тот же Саддам — «кровавая собака», для других — герой и великомученик. Непреодолимое противоречие: ни торжество одного понимания справедливости над другим, ни отказ от возмездия не гарантируют примирения. Не получается ни противопоставления «или мир, или торжество справедливости», ни причинно-следственной связи «если торжествует справедливость, то наступает мир».

Людям и народам поладить не легче, чем мужу с женой. Как муж с женой живут в любви и согласии, только если хотят этого оба, а в противном случае расходятся или терпят друг друга, так и у человечества есть один путь к реальному миру и относительной гармонии — солидарная работа. Разумеется, США не могут навязывать всему человечеству свои представления о добре и зле. Но «не могут» не в смысле запрета, а в смысле практической невозможности сделать это.

Беда в том, что у человечества нет общечеловеческих ценностей, но есть общечеловеческие угрозы.

Например, угроза ядерного уничтожения, критической перенаселенности планеты, иссякания источников энергии. Чтобы не истребить друг друга (а жить хотят все, кроме темных, одурманенных религиозным бредом шахидов), мы обречены договариваться друг с другом. Жена мужу и муж жене могу дать развод. Это часто большая трагедия, но всего лишь конец семьи. Развод человечества с Землей — это конец цивилизации. Войной в Ираке, называйте ее хоть битвой за нефть, хоть чудовищной политической ошибкой администрации Джорджа Буша-младшего, США ставят ребром главный вопрос самосохранения и развития человеческой цивилизации — вопрос о необходимости формулирования неких рамок нашего совместного существования, правил общежития, если хотите. Вопрос о допустимых и эффективных способах воздействия на тех, кто эти правила нарушает таким образом, что нарушение грозит всему человечеству.

Никакой политический строй не убережет нас от массовых убийств друг друга, если нам не будет хватать воды и пищи. Но сделать так, чтобы воды и пищи хватало, может только совместная работа отдельных людей (смертных, с собственными, часто взаимоисключающими жизненными интересами и представлениями о мире), наций, транснациональных компаний.

Организация Объединенных Наций — это не название полумертвого мирового парламента, это формулировка главной задачи биологического вида, к которому равным образом принадлежим все мы.

Христиане и мусульмане, нищие и миллиардеры, гении и «обычные» люди. Америка не дает и в одиночку не сможет дать ответа. Но она ставит вопрос, уклониться от которого человечеству невозможно.