Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Спички

19.12.2003, 20:43

У одного человека в голове оказались спички. Гладкие, ровные деревянные брусочки с серными головками. Точно такие же, как продают в табачных ларьках, чтобы чиркать и прикуривать. Разница заключалась в том, что у этого человека спички были прямо в голове, и как их оттуда было доставать, я лично ума не приложу.

Главное дело, совершенно не понятно, откуда они взялись, как туда попали. То ли были уже с рождения, то ли забрались в голову по какому-то недосмотру. Но я думаю, что, скорее всего, они там просто накапливались с годами. Человек играл в прятки, катался на велосипеде, собирал желуди, брился, ходил на работу, тискал женщин, спорил о политике, участвовал в жизни страны и думал, что это принесет результат. А в результате в голове скапливались только спички. И, в конце концов, их собралось там уже такое количество, что стало много. То есть просто была уже зима, приближался Новый год, пора было подумать о подарках, о семье, о будущем, а у человека в голове — целый ворох спичек, которые постоянно трясутся, шуршат и мешают нормально жить. А и посудите сами: можно ли жить по-людски, когда в голове одни только спички?

Ну и вот. Прежде всего, невозможно было сосредоточиться. Спички постоянно тряслись и тряслись, шуршали и шуршали, и от этого лицо человека принимало отвлеченное, философское выражение.

— О чем ты вообще думаешь? – спрашивали его в такие минуты.

— О бобрах, — отвечал он.

— Почему же о бобрах?

— Мы мало знаем о них.

— Мы знаем многое другое.

— Чушь. Ничего вы не знаете.

— Это почему же?

— Вы знаете, например, сколько спичек в коробке?

— Нет.

— Вот видите, — отвечал человек. – Нельзя знать многого, не зная элементарных вещей.

Сказать по правде, человек этот был эгоистом. Это ведь ладно, когда в голове у тебя одни только ссаные тряпки. По крайней мере, ты можешь тогда познакомиться с какой-нибудь шваброй и водиться с нею остаток дней. Неплохо, если в голове кисть рябины – ее облюбуют синички. Совсем неплохо, когда в черепе выросли опята, – со всей округи набегут грибники. Прекрасно, когда голова набита кислой капустой – надел на нее кастрюлю, подержал над газом, и вот уже готовы тебе щи, ешь себе и не пищи. Наконец, просто великолепно, если вместо мозга – саморез. Ты можешь вгрызаться им в сущности, торчать в любой поверхности заподлицо. А ну как в голове – только спички. Они ведь, известное дело, — не игрушка. Легко ли такому человеку уживаться с окружающим миром? То-то. Впрочем, человек со спичками в голове рассуждал таким образом, что, по крайней мере, с такой головой, как у него, не пропадешь. Такой головой – о-го-го! — можно зажигать всю оставшуюся жизнь. Ею можно чиркать и светить, когда вдруг отключат электричество, когда внезапно заблудишься в лесу. Такой головой всем можно дать прикурить, и мало им не покажется. Так оно и получилось. Или почти так.

Как я уже говорил, дело было примерно в то же время, что и сейчас, под Новый год, когда наступает уже пора суеты, предпраздничного смятения, когда все стараются лишний раз попечалиться о прежней жизни и помечтать о будущей. В эти мгновения все вдруг высыпают на улицы, обмениваются взглядами, несут в толпе свои головы, в которых прячутся праздничный ананас, перечница и утюг. И всех прихватывает морозцем, и краснеют игрушечные носы. И у нашего человека настроение было отменным, и в голове его шуршало и тряслось что-то необычайно радостное. И тут у него попросили прикурить.

Необходимо сказать, что спичек у нашего человека отродясь не водилось – разве только в голове, да и то к середине жизни, он для себя не решил, как их оттуда правильно вытаскивать. Однако ж для того, чтобы показать, как светла и огненна его мысль, как способен он зажигать окружающих, как лучезарно будущее мира, человек наш размахнулся покрепче своею странною головою и чиркнул ею по шершавой по стене. Снопы бессмысленных искр разлетелись от этого в разные стороны, череп его занялся веселым пламенем, как бенгальский огонь, а после этого все потухло.

Очнулся наш герой, когда понял, что в голове его стало вдруг пусто и вообще стало темно. И стоял он один посреди этой темноты, сжимая в руках какой-то странный коробок. Тогда он раскрыл его. Внутри лежали самые обычные горелые спички. Гладкие, ровные деревянные брусочки с обуглившимися головками. На всякий случай он сосчитал их. Спичек оказалось ровно сорок семь. Отчего-то человек наш заплакал. И в пустой голове его от этого появился первый крючок.

К чему я все это рассказываю? Время сейчас предпраздничное, волшебное. Всякий раз оно разрешает нам мечтать о новой, невиданной жизни. Не отказывайте себе в этом нечаянном удовольствии. Радостно встречайте еще один год, который обязательно отложит вам в голову что-нибудь новое, свое — камушек, например, щучью икру или пипетку. Но только заклинаю: будьте осторожнее со спичками. При неумелом обращении с огнем можно спалить все вокруг и в какой-то момент обнаружить, что рядом не осталось никого, ни одного приличного человека. Одни только окурки. Ну и еще, конечно же, бобры.