Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Нелегальная перепись: молдаване

07.03.2003, 14:47

Будучи людьми, в языке которых довольно много слов начинается на букву «ы», молдаване традиционно считаются народом несколько странным. Взять хотя бы сугубо внешние отличия, делящие молдаван приблизительно на три основных типа — два мужских и один женский. Первый тип мужского молдаванина представляет собой человека с головой, устроенной на манер куба, на поверхности которого выступают небольшие характерные шишечки. Второй тип молдаванина имеет голову округлую, ровную, но, однако ж, с узким двухсантиметровым лбом и одной длинной густой горизонтальной бровью, нависающей над глазами, как козырек. При этом любая молдавская женщина в большинстве случаев оказывается ослепительной красавицей-смуглянкой, волевой и нестареющей, способной сформировать из двух вышеперечисленных типов мужчин целый партизанский отряд, польза от которого, впрочем, почти всегда сомнительна. Главным образом оттого, что молдаване, взятые как по отдельности, так и целиком, никак не приспособлены к встрече с опасностью, она не на шутку пугает их.

Согласно утверждениям самих молдаван, огромное влияние на становление их как нации оказали в основном римляне и турки. Римляне ссылали на территорию современной Молдавии своих злодеев и отщепенцев, чем заложили основу для нынешнего не слишком заметного положения республики на общественно-политической карте мира. Существует мнение, что если бы римляне ссылали сюда кого поприличней, даже вермут «Букет Молдавии» не считался бы таким отвратительным пойлом. Но как бы то ни было, именно благодаря римлянам разнообразие мира было украшено генетическим типом мужчин с квадратной бугристой головой, которые до сих пор искренне считают Публия Овидия Назона первым молдавским поэтом.

Второй тип местных мужчин явно обязан своим появлением на свет 300-летнему господству турецких завоевателей, подаривших молдаванам не столько узкие лбы и одну на всех бровь, сколько крестьянскую привычку тащить в дом все, чему может найтись здесь место, а если кто и скажет чего, так нам-то дело неведомо, не был, не видел, не участвовал, на все воля Божья, мы люди маленькие, как нам велено, так мы и сделали. Молдавских же женщин создала, по всей видимости, сама южная природа, пожелавшая показать собравшимся, что весь наш несправедливый мир нет-нет да и грешит совершенством.

Интересно, что, собранные вместе волей таких очевидных, казалось бы, обстоятельств, молдаване ведут довольно запутанный государственный образ жизни. В народе он описывается поговоркой «Хаотическое движение Ионов» (Ион — распространенное молдавское имя, аналог русского Ивана). Скажем, оказавшись в силу известных событий совершенно самостоятельной державой, граждане Молдовы поначалу думали стать румынами, однако к чему-либо осмысленному это не привело. Дело закончилось тем, что какая-то местная депутатка публично женилась на памятнике молдавскому царю Штефану, установленному в Кишиневе. Выяснилось, что царь еще задолго до появления депутатки на свет был женат на русской женщине, родственнице Ивана Грозного. Чтобы устранить это дьявольское недоразумение, смелая смуглянка в подвенечном платье при помощи священника провела на площади обряд вступления в нерушимый супружеский союз с памятником, чем вызвала дикий внутриполитический скандал.

Строить после этого румынское, а уж тем более молдавское государство оказалось как-то глупо, поэтому сейчас среди местного населения особо модным считается быть не молдаванином, не румыном, не турком и даже не римлянином. Следует быть даком, то есть потомком фракийских племен, населявших местность с V века до нашей эры, объединившихся в середине I века под властью царя Буребисты и добившихся наибольшего влияния в регионе при царе Децебале. Однако же восстанавливать в перспективе государство даков тоже как-то неловко, поскольку его в свое время уже уничтожила римская империя, в честь чего в 113 году в Риме была установлена соответствующая праздничная колонна высотою в 33 метра.

Таким образом, современное положение молдаван следует считать абсолютно безвыходным, если рассуждать о них с общепринятой материалистической точки зрения. Но дело в том, что делать это никак нельзя, потому что волею Создателя молдаване живут в таком месте земли, где человек, его мысли, усилия и доблесть не имеют ровным счетом никакого значения, ибо природа здесь многократно сильнее и мудрее его. Власть этих сил так же абсолютна, как, например, абсолютна тундра, повелевающая чукчей. Бесконечная и искренняя, как обморок, тундра сама решает, когда поднять ей ветер, когда выжечь траву, когда раскрыть лепестки цветов. Она сама и правда, и ложь, и все, и ничего. Она делает кровь твердой и ломкой, как лед, глаза — подобными листьям, нервы — вязкими, как мох, а речь — беспокойной и неуловимой, как падение дождя.

Силы, правящие людьми природы, не опасны, но и не милостивы. За ними просто надо успевать, им надо уметь покоряться, их надо чтить, иначе они уничтожат тебя. Палка, воткнутая в землю Молдавии, начинает плодоносить гораздо быстрее помидоров, и горе тому, кто не успел собрать эти плоды. Собственно, весь секрет молдаван и прост, и сложен, как тундра.

— Господи, — говорит один молдаванин другому. — У меня заготовлено только четыре тонны вина! Как я переживу зиму?

Ну как он переживет зиму? Конечно, никак.

Автор — главный редактор еженедельника «Большой город»