Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

За лояльность нечем платить

18.07.2011, 10:07

У властей даже перед выборами нет денег для поддержки самых верных своих избирателей — пенсионеров и бюджетников

У российской экономики появилась новая головная боль – снижение реальных располагаемых доходов населения, угрожающее будущим сжатием внутреннего спроса и серьезными проблемами для экономики. По данным Росстата, реальные располагаемые доходы населения в январе — мае этого года впервые после активной фазы показали снижение – почти на 2%, в мае снижение достигло уже 5%. Темпы роста реальной начисленной заработной платы за первые пять месяцев этого года – 2% – существенно ниже прошлогодних 5,2%.

Впервые с 1999 года мы рискуем получить сокращение реальных располагаемых доходов населения в годовом выражении.

Ситуацию тянут вниз пенсии и зарплаты бюджетников. Реальный размер назначенных пенсий (дисконтированный на инфляцию) в первый раз после бурного роста последних лет (18,1% в 2008 году, 10,7% в 2009-м и аж 34,8% в 2010-м) начал снижаться – 0,5–0,6% снижения в апреле – мае и в результате всего 1,3% роста за первые 5 месяцев этого года. Даже невзирая на повышение страховых взносов с 26% до 34%, больно ударяющее по бизнесу, денег на дальнейшее кавалерийское повышение пенсий больше нет.

Похожую проблему переживают бюджетники. Как видно из все тех же росстатовских таблиц, за январь – апрель (более поздних данных пока нет) рост начисленных зарплат в сфере образования, здравоохранения и предоставления социальных услуг (в этой сфере занято более 12 миллионов человек, или почти пятая часть всего экономически активного населения страны) составил всего 6,1% при среднероссийском показателе в 11,4% и годовой потребительской инфляции в 9,5% (январь — апрель 2011 года в % к январю — апрелю 2010-го).

Рост зарплат бюджетников ниже инфляции вот уже второй год подряд: в 2010-м в здравоохранении и образовании он составил 5,6–5,8% при среднероссийском показателе в 11,8% и инфляции в 8,8% (декабрь к декабрю).

Показатель начисленной зарплаты бюджетников не учитывает драконовское срезание различных надбавок, предпринятое властями многих регионов – в частности, в Москве из-за этого бюджетники потеряли в 2011 году до трети доходов по сравнению с прошлым годом.

И все это творится в предвыборный год! В голове не укладывается, правда?

Снижение реального размера пенсий и зарплат бюджетников прямо перед выборами в Госдуму прямо свидетельствует, в каком сложном положении находится сегодня государство.

В предшествующие годы Путин не жалел миллиардов на подпитку лояльности бюджетозависимых слоев населения, но теперь даже перед выборами в Госдуму власти вынуждены мириться с сокращением их доходов. Просто потому, что физические возможности для этого отсутствуют.

Становится яснее, почему столь грубо и поспешно сотрудников и членов окологосударственных структур загоняют в «Народный фронт» — чтобы заставить их проголосовать в декабре силком, по административной разнарядке, потому что с добровольной поддержкой власти на выборах в условиях снижения реальных доходов могут быть проблемы.

Самое печальное, что никаких перспектив улучшения ситуации нет. Расходы бюджета – а значит, и доходы пенсионеров и бюджетников – радикальными темпами расти не будут, после 2013 года планируется их сокращение. Альтернатива – дальнейшее повышение налогов, губительное для экономики.

В кризисном 2009-м, когда реальные зарплаты снижались, общий рост доходов был поддержан беспрецедентным увеличением пенсий и довольно высокими темпами роста зарплат бюджетников (начисленные зарплаты в образовании и здравоохранении выросли в 2009-м на 15–17% против 8,5% в целом по экономике и на фоне падения начисленных зарплат в таких важных секторах, как металлургия или строительство). Сейчас же возможности государства по поддержанию высоких темпов роста доходов граждан, благополучие которых зависит от бюджетных выплат, исчерпаны.

По идее, по мере восстановления экономики производственный сектор должен был бы компенсировать этот перекос и поддержать рост доходов населения в условиях притормаживания темпов увеличения пенсий и зарплат бюджетников. Но, как видим, этого не происходит –

оживление экономики носит слишком слабый характер, чтобы заместить истощение финансовых возможностей государства.

Как в этих условиях правительство собирается добиться роста реальных зарплат и реальных располагаемых доходов населения в этом году, а именно такой прогноз заложен в недавно опубликованных Минфином основных направлениях бюджетной политики на 2012–2014 годы, совершенно непонятно. Повышение пенсий планируется крайне скромным – 9–10% в 2012–2014 годах при прогнозируемой инфляции 6% в 2012-м и 4–5% к 2014 году. Если инфляцию не удастся удержать в планируемых рамках (что вероятнее всего), динамика реального размера пенсий будет нулевой или отрицательной. С учетом планируемого на 2013–2014 годы сокращения расходов на здравоохранение, образование и межбюджетных трансфертов не приходится ожидать роста зарплат и в социальном секторе.

В принципе, если власти будут следовать «маршрутной карте» Минфина, то это означает, что фактически реальные пенсии и зарплаты бюджетников не будут повышаться (а скорее всего, продолжат снижение) еще в течение нескольких лет.

Насколько подтянет ситуацию производственный сектор – непонятно. Рост экспортных цен на сырье притормозился, продолжается отток капитала из страны, уровень деловой активности крайне низок, инвестиции в основной капитал растут слабо (2% роста за пять месяцев этого года), экономика тяжело переваривает крупнейшее повышение несырьевых налогов за 20 лет. «Движка», способного потянуть экономику вверх, по-прежнему не видно.

В этой ситуации падение доходов населения и, вероятно, последующее за ним сокращение внутреннего спроса – крайне неприятный сигнал для экономики.

Что делать? Да все то же, о чем говорилось миллионы раз. Проводить пенсионную реформу, оптимизировать расходы бюджета за счет сокращения трат на госаппарат и субсидии корпорациям, а не за счет сокращения зарплат учителей и врачей. Снижать налоги. Улучшать пресловутый инвестиционный климат – гарантировать права собственности, обеспечить независимость судов, бороться с коррупцией и сокращать масштабы вмешательства государства в экономику…

Безумно надоело все это повторять. Власти слушать подобные советы, очевидно, не хотят. Но их возможности уже не те, что раньше. В результате чего

более чем 50 миллионов пенсионеров и бюджетников, выступавших в последние годы молчаливым союзником властей, послушно ходившим на выборы и голосовавшим «как надо», могут превратиться в мощный недовольный класс.

Скорее всего, мы наблюдаем конец «социального контракта» властей с наиболее зависимой от государства частью общества, покупка лояльности которой была основой общественно-политической стабильности в России в предыдущие годы.