Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Спрос на протест

11.04.2011, 12:20

Люди готовы голосовать хоть за мешок с соломой, лишь бы против «Единой России»

В «Единой России» таки полетели головы. Сначала Затулин, теперь руководитель политического департамента партии Чадаев. Незадачливым функционерам, конечно, выгоднее изображать себя «пострадавшими за Каддафи», но трудно отрицать, что происходящее отражает атмосферу раздрая и уныния, царящую в партии после неудачных результатов мартовских региональных выборов. Еще бы.

Социологические данные, показывавшие резкое падение рейтингов партии власти, получили практическое подтверждение, и теперь непонятно, что с этим делать.

Даже лояльный Кремлю ВЦИОМ теперь признает, что потеря ЕР конституционного большинства в Госдуме – вполне реальная перспектива. И это даже с поправкой на пропаганду и фальсификации.

Партии практически ничего не остается в этих условиях – у нее накоплен огромный фактический антирейтинг, региональные выборы уже не в первый раз демонстрируют, что люди готовы голосовать хоть за мешок с соломой, лишь бы против «ЕдРа». Ни новых кадров, ни повестки дня, ни новых идей в преддверии декабрьских выборов в Госдуму не просматривается. Остается последняя соломинка – опять бежать за протекцией «к папе», просить, чтобы непопулярную партию вновь прикрыл своей грудью лично Владимир Путин, а выборы превратились в де-факто плебисцит о доверии «нацлидеру». Только так ЕР получает какой-то шанс спастись от декабрьского позора.

Увольнение одного из главных идеологов ЕР Чадаева в этом смысле символично: этот человек не умеет ничего, кроме как поливать грязью оппозицию и разводить бессмысленные словеса на тему «путинской государственности», которыми все труднее прикрывать банальную коррупционную сущность выстроенной в стране системы.

Выбрасывание таких людей за борт – признание, что нагромождение старых сурковских идеологем больше не работает, а избирателей вместо идеологизированной кремлевской туфты интересуют ответы на вполне конкретные вопросы: почему страна погрязла в воровстве и чиновничьем беспределе, когда все это закончится?

Объявить какую-то новую мобилизацию партии власти сейчас будет крайне трудно. Тема «вставания с колен» исчерпана, «лихие 1990-е» уже стали историей и малорелевантны к практической реальности сегодняшнего дня.

Да и с рейтингом Путина вовсе не так просто – политологи за последние годы привыкли рассматривать его как некую константу, но это вовсе не отражает реального положения дел. Путина по-прежнему считают сильным и дееспособным лидером, но его номинально высокий рейтинг разъеден изнутри – и усталостью от одних и тех же лиц во власти в течение более чем десятилетия, и его явной аффилированностью со все теми же надоевшими бюрократами из «Единой России». Пять лет назад изображать героическую борьбу «хорошего царя» с «плохими боярами» было не в пример легче, а сейчас уже многие обо всем догадались. Не факт, что если вдруг Путин кинет обществу клич сорваться и куда-то бежать, все на самом деле сорвутся и побегут.

Что могло бы спасти ЕР от потери конституционного большинства, так это частичный возврат к выборам Думы по мажоритарным округам. Как показали региональные выборы, «денежным мешкам», представляющим партию, таким способом часто выиграть легче. Особенно если в предвыборной агитации скрывать, что ты из «Единой России» (такая вот новая политтехнология второго десятилетия XXI века). Название же этой партии в партсписках действует на многих как красная тряпка.

Но дело вовсе не только в конституционном большинстве или отсутствии такового. Нет сомнений, что послушные «системные» партии останутся лояльными власти, в конце концов, в Думе 2003–2007 годов у ЕР по итогам выборов конституционного большинства не было (оно сформировалось только в результате присоединения к фракции «Единая Россия» одномандатников и перебежчиков из других партий), но именно тогда были приняты основные законы, ограничивающие в стране свободу собраний, ассоциаций, общественно-политической деятельности. Неполучение партией власти конституционного большинства будет важным психологическим моментом, но не более.

Гораздо более важным является растущий разрыв между официальной политической системой и политикой реальной. По новому закону о партиях были зарегистрированы всего две новые партии, обе аффилированные с властью, – «Справедливая Россия» и «Правое дело». Всем остальным стабильно отказывают в регистрации – только за последние три месяца жертвами придирок Минюста пали четыре партии, осталась единственная, которая еще может быть зарегистрирована, – Партия народной свободы.

Совершенно ясно, что в стране растет неудовлетворенный спрос на альтернативные политические силы – протестное голосование за «любые другие» зарегистрированные партии, кроме ЕР, не дает никакого результата, новоизбранные «оппозиционеры» всегда ведут себя послушно, а часто без лишних разговоров вступают в ЕР, как триумфально избранный год назад от КПРФ мэр Иркутска Кондрашов.

Смысла голосовать в таких условиях за «системные» партии нет никакого – неудивительно, что люди стремятся поддержать какие-то другие партии.

Насколько поддержка этих сил может быть реальным противовесом системе, мы увидим в самое ближайшее время – например, в ходе намечаемого на субботу, 16 апреля, митинга оппозиции за свободные выборы на Болотной площади.. Но в целом

недопуск независимых сил к выборам будет серьезным дестабилизирующим фактором для политической системы страны.

В резко меняющихся условиях власть фактически консервирует структуру партий, сложившуюся много лет назад. Сервильность и бесхребетность этих партий по определению не позволяет рассматривать их в качестве сил, способных предложить стране новые пути развития, старые безнадежно устаревают.

Прибавьте к этому еще устаревшую логику всенепременной необходимости завоевания конституционного большинства в Думе – даже для крайне непопулярной партии, даже ценой очевидных массовых фальсификаций – и мы получаем довольно взрывоопасную ситуацию, парламент, не пользующийся реальным доверием населения, фактически им не избранный и его не представляющий.

Нечто похожее у нас уже было – в позднем СССР. Когда в 1989 году впервые на альтернативной основе выбирали советских народных депутатов, ради сохранения «агрессивно послушного» конституционного большинства насовали туда депутатов от КПСС и «общественных организаций». Когда страну реально тряхнуло, такой «парламент» ничего не смог сделать, чтобы ее защитить, и вообще оказался никому не нужен.

Не хотим повторения таких событий? Тогда нужны по-настоящему свободные выборы.