Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Поблажки любимчикам

07.04.2008, 12:02

В последние месяцы российские власти выдвинули несколько важных инициатив об изменении налоговой системы страны. Хотя эти инициативы представляли разные чиновники по разным поводам, весьма любопытно взглянуть на набор в комплексе – это позволяет сформировать довольно ясное представление о том, что за государство сложилось у нас за последние 8 лет и какие цели преследует его экономическая политика.

Во-первых, объявленное снижение НДС выгодно в первую очередь экспортерам – проблемы с возвратом этого налога, порождаемые нынешней системой администрирования, существуют именно у них. В структуре российского экспорта, как известно, доминируют сырьевые товары и продукция первого передела (металлопрокат, удобрения).

Для малых предприятий, занятых, прежде всего, в интеллектуальной и инновационной сфере, снижение НДС мало что изменит – здесь, скорее, помогло бы снижение ЕСН, поскольку основные издержки связаны с оплатой труда.

Однако ЕСН, напротив, собираются увеличивать: недавно министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова предложила повысить пороговые значения регрессивной шкалы этого налога для покрытия нарастающего дефицита Пенсионного фонда. От вероятного повышения ЕСН пострадают и малый бизнес, и наемные работники (появится антистимул для увеличения размера оплаты труда, зарплаты будут выводиться в тень). Нетто-эффект от изменений ставок НДС и ЕСН для малых предпринимателей и высокооплачиваемых работников, возможно, будет отрицательным.

Во-вторых, министр финансов Алексей Кудрин недавно объявил о предстоящем в 2009 году существенном снижении налоговой нагрузки на нефтегазодобывающий сектор. Прежде всего, нефтедобывающие компании получат снижение налога на добычу нефти в совокупном объеме около $3 млрд в год, еще около $1 млрд – в виде озвученного Минфином освобождения от налога на прибыль расходов по приобретению геологоразведочных лицензий. Эти изменения вступят в действие уже с 2009 года.

Снижение налогового бремени на нефтяную отрасль – странная мера.

Система налогообложения добычи нефти, безусловно, нуждается в дифференциации, так как слишком жесткая прогрессивная шкала налогообложения добычи и экспорта нефти, одинаковая для всех месторождений нефти, делает нерентабельной разработку трудных месторождений с высокими издержками добычи ($10 за баррель и выше). Именно «трудные» месторождения, общий объем добычи на которых не будет значительным, в состоянии дать важные дополнительные объемы добычи нефти сегодня, когда производственная динамика в нефтедобывающем секторе не так хороша (среднесуточная добыча нефти падает с октября, производство нефти в марте 2008 года упало более чем на 1%). И добывать эту нефть лучше сейчас, а не когда цены на нефть упадут.

Однако при этом в среднем рентабельность добычи и экспорта нефти остается весьма высокой.

Целесообразным было бы лишь целевое снижение налоговой нагрузки на «трудные» месторождения, дающие примерно 5–10% российской нефтедобычи. На остальную нефтедобычу налоги, возможно, стоило бы даже повысить.

Но в нефтедобыче предлагается снизить именно общее налоговое бремя! Парадокс: государство, добившись существенной степени национализации нефтяной отрасли (доля государственного контроля за добычей нефти сегодня составляет около 40%), начинает снижать для этой отрасли налоги. Сторонники национализации нефтяной промышленности постоянно твердили нам о том, что это делается для того, чтобы государство получало больше доходов от нефтяной отрасли. Но получается ровно наоборот.

С другой стороны, ничего странного, если учесть, что в реальности большинство шагов в области экономической политики совершаются сегодня под влиянием не столько объективных факторов, сколько узких корпоративных интересов. Новому «чемпиону» нефтяной отрасли, государственной «Роснефти», срочно нужны налоговые послабления в связи с накопленным огромным долгом (подробнее об этом см. «Скрытый дефолт» от 11 марта 2008 года). Государство, как видно, готово прийти «Роснефти» на помощь – за наш с вами счет.

Другое решение Кудрина – отказ от повышения налогов на добычу газа. Сегодня они смехотворно низки –

«Газпром» в 2006 году заплатил в бюджет всего $4 с барреля добытых нефти и газа (в пересчете на нефтяной эквивалент) против $31–34, уплаченных частными «ЛУКойлом» и ТНК-ВР (полных отчетов за 2007 год пока нет).

«Газпром» получает огромные налоговые субсидии от государства в условиях сверхвысоких цен на газ, которые в ближайшее время еще вырастут. Если сейчас доля налогов в выручке «Газпрома» составляет менее 20%, то в отсутствие роста налога при увеличении экспортных цен на газ она может снизиться до 10–15% (для сравнения, доля налогов в выручке частных компаний сегодня составляет 35–55%). В связи с этим повышение налогов на газовую отрасль более чем уместно, о чем не раз говорил и сам министр финансов.

Поблажки любимчику властей «Газпрому» обходятся российскому бюджету в потери размером не менее $20–25 млрд ежегодно (это только минимальная оценка, предполагающая доведение до нормального уровня лишь налогов на экспорт газа).

Однако лоббистская мощь «Газпрома» оказалась сильнее.

Зато совсем другого рода инициативы следуют в отношении налогов, непосредственно затрагивающих интересы малого и среднего предпринимательства и физических лиц. Помимо уже упомянутого повышения ЕСН грядет повышение налога на недвижимость для физических лиц. Власти вынуждены предпринимать подобные шаги, так как расходные аппетиты растут, а компенсировать выпадающие доходы бюджета от снижения НДС и ресурсных налогов каким-то образом необходимо. Не исключено, что по этой причине в ближайшее время решат вернуться к прогрессивной шкале индивидуального подоходного налога – недавно по этому поводу общественное мнение зондировал глава Счетной палаты Сергей Степашин.

В прошлом году Алексей Кудрин уже заявлял, что в перспективе Россия может вернуться к прогрессивному подоходному налогу. Возможно, это время настанет быстрее, чем мы думаем.

Тем более что придумать пропагандистскую обертку для такого шага ничего не стоит: все левые и популистские силы требуют возврата к прогрессивному подоходному налогу под лозунгом «отъема сверхдоходов у богатых». В реальности это, правда, ударит, прежде всего, не по богатым, а по людям со средними доходами.

В целом складывается любопытная картина. Снижение НДС и налоговой нагрузки на нефтегазовый сектор принесут выгоду, в первую очередь, крупным экспортноориентированным компаниям, значительная часть которых контролируется государством. Бюджет понесет от этого существенные потери, компенсировать которые придется за счет увеличения налоговой нагрузки на малый бизнес, занятый, прежде всего, в индустрии интеллекта, и высокооплачиваемых наемных работников. Последствия этого для развития в России несырьевого сектора экономики, сферы высоких технологий и формирования крепкого среднего класса – того самого среднего класса, забота о взращивании которого должна быть приоритетом политики государства, – будут отрицательными.

Ничего себе налоговую реформу затеяли власти! Фактически это полный пересмотр идеологии налоговой политики 2000–2004 годов, в ходе которой был введен плоский и низкий подоходный налог для физических лиц, снижался ЕСН, а ресурсные налоги росли (в частности, в 2004 году было существенно увеличено налогообложение нефтяного сектора).

Меньше всего хочется выглядеть популистом и произносить фразы про «налоговое субсидирование крупных экспортноориентированных компаний за счет запускания рук в карман граждан». Однако последние налоговые инициативы государства в комплексе выглядят именно так.

Хотя, с другой стороны, путинская система власти, эксплуатирующая страну в интересах крупных аффилированных с государством корпораций и относящаяся к собственному населению весьма безразлично, и не могла родить ничего иного.