Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Трубное разложение

28.01.2008, 12:06

Вместо того чтобы наконец заняться делом — разрешением серьезного кризиса в газодобыче, российские власти и «Газпром» продолжают тратить основные усилия на трубопроводную суету.

После того как в декабре последнее расположенное в действующем регионе газодобычи относительно крупное новое месторождение газа (Южно-Русское) было введено в действие, других

месторождений газа, которые можно было бы относительно быстро и за разумные деньги ввести в эксплуатацию, не осталось.

Новые месторождения — Штокман, Бованенково — дадут газ не ранее чем через 5–7 лет, причем в их разработку толком так и не начали инвестировать средства. Известный лоббист «Газпрома», депутат Госдумы Валерий Язев в ноябре внес в Думу законопроект, обязывающий принудительно переводить российских потребителей «в периоды похолоданий осенне-зимнего сезона» с газа на резервные виды топлива. Такая вот «энергетическая продразверстка».

Короче говоря, газа нет. Однако при этом

основные усилия «Газпрома» в последние месяцы были направлены на продвижение его самых модных детищ, газопроводных проектов Nord Stream («Северный поток») по дну Балтики и «Южный поток» по дну Черного моря.

Успехи пока сомнительны.

Прежде всего, похоже, серьезные проблемы возникли у газопровода Nord Stream. По сообщению Reuters, 21 января министерство окружающей среды Финляндии предложило компании Nord Stream AG рассмотреть возможность переноса газопровода за пределы эксклюзивной экономической зоны Финляндии, т. е., по сути, вернуться к маршруту через эстонские воды (Эстония отказала Nord Stream в праве прохода через свои воды еще в сентябре). Проход через Финский залив для газопровода, похоже, оказывается закрытым.

Не стоит считать финскую позицию априори политизированной и «антироссийской»: рельеф финского дна бугристый, чтобы уложить там трубу, придется перерыть все дно на участке маршрута (картинку того, как это будет происходить, можно увидеть на сайте Nord Stream). При этом в мелкой и бедной кислородом Балтике регенерация донной фауны происходит особенно сложно и долго.
Кроме того, еще в декабре председатель комитета акционеров Nord Stream Герхард Шредер проговорился, что реальная стоимость проекта составит до 12 млрд долларов, а вовсе не 5 млрд евро, как утверждалось ранее.

Собственно, и о космической стоимости Nord Stream, и о предстоящих разногласиях с Финляндией по вопросам экологии я писал в «Газете.Ru» еще в октябре. Не хочется показаться занудой, но

российскому руководству все же стоит подчиниться здравому смыслу, отказаться от идеи строительства Nord Stream и вернуться к сооружению второй нитки газопровода Ямал — Европа через Польшу.

В Польше сейчас новое правительство, отношения с ним улучшаются, разница в стоимости трубопроводов — шесть раз, экологических рисков нет, проблем с Финляндией и Эстонией тоже. Стоит попробовать.

С газопроводом «Южный поток» (South Stream), который должен пройти по дну Черного моря из России напрямую в Болгарию, а дальше в другие европейские страны, все несколько сложнее. С одной стороны, идея неплохая. В Черном море нет таких проблем с экологией, как на Балтике. В отличие от Nord Stream, предназначенного для поставки новых объемов газа на новые рынки (Nord Stream не предназначен для обхода Украины, так как его рынок — Северо-Западная Европа, куда газ через Украину не идет), «Южный поток» действительно позволит создать хотя бы частичный рычаг маневра в отношениях с Украиной. Газ по нему будет поставляться в те же страны, что сегодня снабжаются через украинский коридор, регион Юго-Восточной Европы. Правда, масштабы не сопоставимы: через Украину идет 130 млрд кубометров российского газа в год, предполагаемая мощность «Южного потока» — 30 млрд. За Украиной все равно останется доминирующая роль на десятилетия. Однако главное — начать.

С другой стороны,

у South Stream есть две крупнейшие проблемы — стоимость и потенциальный конфликт с новой транзитной страной, Болгарией.

Возможные затраты на проект неизвестны, однако легко предположить, что они вновь будут заоблачными. Учитывая, что проект будут строить «Газпром», известный тем, что не скупится переплачивать за сооружение новых труб, и ENI, чьи дочерние нефтегазостроительные компании «прославились» крупномасштабными перерасходами строительных смет в рамках громких проектов последнего времени — нефтяного месторождения Кашаган в Казахстане, «Сахалин-2» в России и газопровода «Голубой поток». Нет уверенности в том, что попытаться найти долгосрочный устойчивый режим договоренностей с Украиной не будет дешевле. Скорее, наоборот, лично я убежден, что

договориться с украинцами много проще, чем строить многомиллиардную трубу для снижения зависимости от украинского транзита на 25% . Нужно просто уметь вести диалог с позиции компромиссов, а не только силы.

Однако главное — то, что Болгария при ближайшем рассмотрении может оказаться гораздо менее приятным партнером, чем думают Кремль и «Газпром». Собственно, однажды на грабли уже наступили — в свое время идеей фикс «Газпрома» был обход Грузии для поставок газа в Турцию и далее в Европу через строительство газопровода по дну Черного моря. Построили — выяснилось, что Турция — крайне тяжелый партнер, желающий монополизировать контроль над поставками российского газа в Европу. Тогда от ее услуг отказались, забыв об идее строительства второй нитки «Голубого потока», и переключили внимание с Турции на Болгарию.

Но уже сейчас выясняется, что Болгария — вовсе не простой партнер. В ходе переговоров по строительству «Южного потока» эта страна потребовала себе контрольный пакет акций компании — оператора участка трубопровода, проходящего по болгарской территории. Хотя «Газпром» поначалу видел в качестве владельца контрольного пакета себя, в итоге после трудных переговоров ему пришлось согласиться на схему владения 50/50 и регистрацию компании-оператора на болгарской территории и по болгарским законам. Все это зафиксировано в соглашении, подписанном в рамках визита В. Путина и Д. Медведева в Болгарию на этой неделе.

Схема почти в точности воспроизводит условия создания на паритетных началах компании — оператора польского участка газопровода Ямал — Европа Europolgaz, где возникшие позже разногласия заставили «Газпром» отказаться от строительства второй нитки газопровода и попытаться пойти в обход через Балтику.

Вообще, что означает паритетное владение долями в бизнесе с точки зрения корпоративного управления? Правильно, риск управленческого паралича в случае, если между партнерами нет консенсуса. Вопросов, по которым может не сложиться согласия, масса. Например, уровень транзитного тарифа, что позже стало причиной разногласий с Польшей. Кстати, идея построить газопровод через Польшу в начале 1990-х тоже рассматривалась в качестве «позитивной альтернативы» Украине.

Кроме того, Болгария уже в ЕС, и, если Евросоюз примет новые правила, обязывающие поставщиков газа продать или передать в управление независимому оператору газотранспортные сети, вся конструкция паритетного владения газопроводом рушится.

Правильной стратегией для «Газпрома» было бы не пытаться менять транзитные страны одну на другую — Грузию на Турцию, Польшу на Германию, Украину и Турцию на Болгарию — и не строить дорогостоящие обходные газопроводы с сомнительным результатом. Правильнее всего было бы добиваться устойчивых долгосрочных договоренностей и искать надежный режим правовой защиты в отношениях с теми странами, где не нужно сооружать новые дорогостоящие трубы, — с Украиной, Белоруссией, Польшей. Глядишь, и Энергетическая хартия пригодилась бы.

Однако, к сожалению,

философия верховенства международного права, переговоров и компромиссов — не философия Путина и «Газпрома». Их стиль — никаких правил и обязательств, силовое давление и кулуарные двусторонние сделки.

Правда, раз за разом такой подход дает сбои.

Пока что суета по «Южному потоку» и явно выраженное желание обойти Турцию через Болгарию активизировали усилия Турции и Ирана по продвижению газопроводного проекта Nabucco, который должен обеспечить поставки в Европу иранского и азербайджанского газа в качестве альтернативы российскому. Тоже дорогой и небесспорный, во многом политический проект — кстати, в нем участвует болгарский Bulgargaz.

Если будут построены и Nabucco, и проект «Южный поток», выиграют только европейские потребители — они получат настоящую конкуренцию между поставщиками газа. Трубопроводная суета продолжается.