Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Новая икона российского либерализма

03.12.2012, 10:16

Алексей Михайлов о мифах накопительной пенсионной системы

Либерализм в России превратился в ругательство. Неслучайно. Совсем не потому, что он взялся в 1991 году за грязную работу и выполнил ее очень грязно. Но прежде всего потому, что

либерализм в исполнении российских либералов превратился из цельной идеологии, основанной на свободе личности, в набор штампов-икон, имеющих к этой свободе весьма отдаленное отношение.

Более того, предполагающих жертву этой свободой во имя выдуманных икон.

Что это за иконы?

То либерализация экономики — и будь, что будет. Не задумываясь, без подготовки — полный вперед. Денежный навес обрушился на рынок, и цены выскочили на порядок уже за первые месяцы реформ.

То приватизация, неважно как — главное быстрее. Цель — не какая-то желаемая структура собственности, а тупое избавление от собственности государства, а там все как-нибудь само образуется. Если вы выпустили ваучеры свободного обращения — почему не сделали биржу для оборота этих ваучеров и акций, купленных на ваучеры? Биржа с доступом для людей появится лет шесть семь спустя.

То нет ничего важнее, чем держать курс рубля. И держали ненормально долго, заигрались до кризиса 1998 года. Отпустили бы рубль на полгода раньше — не было бы такого сильного кризиса.

То главное — снизить инфляцию. Любой ценой. И почему-то эту цену в конечном счете платят граждане из своей зарплаты, а естественные монополии продолжают наращивать свои цены в разы выше инфляции. И направлять свои сверхдоходы на строительство мостов в никуда.

Не идеология, а кампанейщина. За этими иконами нет никакого внятного обоснования или плана, лозунг — и звенящая пустота. Но лозунг обсуждению не подлежит.

Если российский либерализм таков — я отказываюсь быть российским либералом.

Новая икона российского либерализма — накопительная пенсия.

Вы думаете, что либералы отстаивают право человека выбирать себе пенсионную систему? Нет. Они отстаивают законом установленную обязанность отчислять на накопительную пенсию. Пенсию, принадлежащую государству, а не человеку. Невзирая на желание самого гражданина. Российские либералы, как всегда, знают лучше человека, что ему надо, и готовы железной рукой гнать его к счастью, как сами его видят. Эдакий идеологический выверт — большевистский либерализм. И это — самая главная ошибка российского либерализма, залог его провала.

Я был против обязательной накопительной пенсии, еще когда она вводилась, а я был депутатом Госдумы. Я остаюсь ее противником и сегодня, когда она уже продемонстрировала свою неэффективность. Вот почему.

Теоретические возражения

В нулевых годах даже такой столп мирового либерализма, как Мировой банк, сделал вывод, что не имеет значения, какая в государстве пенсионная система — солидарная (распределительная) или накопительная. Лишь бы работала.

Напомню, что первая основана на солидарности поколений: нынешнее платит пенсию предыдущему. Все поступающие в пенсионную систему доходы немедленно расходуются на выплату текущих пенсий. Накопительная — когда у тебя есть персональный пенсионный счет, и на нем копится твоя личная пенсия из твоих текущих доходов. Ты копишь себе на пенсию сам.

Для человека разницы нет — в обоих случаях часть его доходов у него отнимается для того, чтобы выплачивать ему эти деньги потом, по достижении пенсионного возраста. Конечно, в случае накопительной пенсии сумма этой пенсии гораздо больше увязана с получаемой в течение жизни человека зарплатой, а солидарные пенсии — это как бы страховочная сетка, они обычно слабо дифференцированы в зависимости от зарплаты. Это минус солидарной системы, уравнительность.

С точки зрения финансов разница в том, что во втором случае формируется некий фонд пенсионных денег, который тратить нельзя, но можно инвестировать. В первом случае никакого фонда нет. Естественно, накопление этого переходящего фонда денег — серьезная нагрузка для экономики. Это минус накопительной системы.

«С нуля» можно строить любую пенсионную систему. Но не две одновременно. Попытка перейти с распределительной системы на накопительную оборачивается для человека просто ужасом — двойной нагрузкой (в обе пенсионные системы) и только одной пенсией в течение нескольких десятилетий.

И, самое главное, совершенно не понятно – зачем? Переходный период соединяет в себе минусы обеих пенсионных систем, а плюсы (весьма сомнительные, но об этом — далее) будут получены только ближе к окончанию периода.

Единственное разумное сочетание этих систем выглядит так: обязательная солидарная пенсионная система, дополненная добровольной накопительной. В идеале накопительную пенсию надо простимулировать и на входе (отчисления исключаются из налогооблагаемой базы подоходного налога или налога с прибыли) и на выходе (пенсия не облагается налогом). Хочешь — копи себе пенсию, зависящую от твоей зарплаты. Не хочешь — не копи, получишь только гарантированную солидарную пенсию.

Практические возражения

Вот вам ужасные результаты управления накопительной пенсионной системой. На сегодня накоплено более 2 трлн руб. Три четверти из них — в управлении Внешэкономбанка (ВЭБ), председателем наблюдательного совета которого является лично В. В. Путин.

Доходность расширенного портфеля ВЭБа за последние три года (середина 2009 – середина 2012 года, согласно официальной статистике, кризис уже позади) — 8,41%. Инфляция составила 21%. Обесценение накоплений, таким образом, более 10% (*1,0841/1,207).

Людей заставляют формировать накопительную часть пенсии, а фактически просто лишают денег. И это при очень хорошей рыночной конъюнктуре этого периода! Достаточно заметить, что индекс ММВБ вырос на 46%.

Накопительная пенсия инвестируется крайне неэффективно, фактически она теряется. Зачем увеличивать или даже сохранять сектор, генерирующий потери?

Не стоит забывать и о том, что накопительная пенсия является собственностью не гражданина, а вездесущего государства. Из этого вытекают крайне ограниченные возможности людей оспаривать решения, принимаемые государством в отношении этой пенсии. А также, что часто забывается, эта пенсия не передается по наследству. В случае смерти застрахованного лица она отходит государству. А еще Пенсионный фонд берет 4% от взносов в накопительную пенсию на административные расходы. И как это негосударственные пенсионные фонды живут только от доходов от пенсионных накоплений, выполняя точно такую же работу?

Доходность пенсионных накоплений настолько низка, что отстает даже от роста сегодняшней распределительной пенсии. И те, кто через 20 лет будут получать накопительную часть пенсии, будут получать меньше своих предшественников, получающих только солидарную пенсию.

Именно к этому их принуждает государство, сохраняя обязательную накопительную часть пенсии.

Может ли быть иначе, может ли доходность по пенсионным накоплениям быть достойной или хотя бы стабильно выше инфляции? Думаю — нет.

Куда инвестируются пенсионные накопления? Три четверти из них инвестируется в государственные ценные бумаги. Потому что это единственный надежный способ. Инвестировать их в акции рискованно — все мы помним кризисный спад капитализации российского фондового рынка в конце 2008 года. Оставшаяся часть кладется на банковские депозиты или держится в тех же банках, в деньгах. На фондовый рынок попадает мизерная доля пенсионных накоплений, да и то преимущественно на рынок облигаций.

Кто возьмется сказать, что такого рода «инвестирование» — именно те «длинные» (долгосрочные) деньги, которые нужны нашей экономике? Просто смешно...

А теперь проследим логику дальше. Итак, пенсионные накопления вкладываются в госбумаги. Минфин вынужден их выпускать даже тогда, когда в бюджете — профицит (до 2009 года и начиная с 2011 года). Если в бюджете профицит, то зачем Минфину занимать деньги? Абсурд? Только для того, чтобы было, куда вложить свои резервы пенсионным и страховым фондам. То есть Минфин выпускает совершенно ему не нужные займы. Какой по таким займам может быть процент? По рыночным законам — отрицательный. Но это так, для смеха (хотя и такие ситуации в мире бывают). Но, тем не менее, Минфин, проникнувшись ответственностью, платит по своим бумагам до 9% годовых.

Теперь вы поняли? Минфин совершенно волюнтаристски внерыночно назначает цены на свои бумаги и выпускает их только для обеспечения возможности инвестирования пенсионных накоплений. Государство за счет своего бюджета обеспечивает доходность пенсионных накоплений и платит такой процент, какой само посчитает нужным. Естественно, этот процент никогда не будет излишне высок — это же чистая благотворительность!

Абсолютно искусственная конструкция. Не имеющая ничего общего с рынком. Совершенно бессмысленная в своей сути. И бессмысленность ее дополняется тем, что примерно ту же сумму государство откладывает в Резервный фонд, то есть занимает деньги, чтобы тут же их вывести из обращения, но платя по ним приличные проценты. Двойной абсурд.

И сломать эту систему почти невозможно. Разрешить инвестировать пенсионным фондам в акции без ограничений, что часто предлагают адепты накопительных пенсий? Но это резко увеличит риски потери этих накоплений... Выхода нет.

И либералы с пеной у рта отстаивают такую уродливую, насквозь прогосударственную, антирыночную и убыточную пенсию? Я просто не верю своим ушам, глазам и другим органам чувств...

Но ведь это еще не все.

Стратегические возражения

Посмотрите на развитые страны. США, поколение бэби-бумеров. Родившиеся на демографической волне после Второй мировой войны именно сейчас начали массово выходить на пенсию. США, Европа — резкий рост продолжительности жизни людей грозит фактическим банкротством пенсионным фондам. Прежде всего тем, которые обещали фиксированные выплаты в течение всей оставшейся жизни. Именно накопительные пенсионные системы с ростом продолжительности жизни оказываются на грани банкротства и слезно умоляют свои законодательные органы о повышении пенсионного возраста.

Именно накопительные системы оказались не приспособлены к демографии, для солидарных это не составляет проблемы, они гибки и не могут обанкротиться по определению. А ведь рост продолжительности жизни — общемировая тенденция, и нашей стране она тоже грозит в долгосрочном периоде. Так зачем же переходить к непригодной для этой демографии пенсионной системе? Лекарство очевидно неадекватно болезни, не лечит, а калечит.

Более того. Россия сейчас по демографической нагрузке (число стариков и детей на 100 работающих) вообще находится в самом лучшем положении как в своей истории, так и в мире. По статистике ООН, Россия по демнагрузке находится на 6-м месте в списке, более 190 стран мира имеют более высокую демнагрузку.

Россия никогда не будет в лучшем демографическом положении для экономического скачка, чем сейчас. Вот чем надо заниматься нашим экономическим властям, а не постоянными пенсионными реформами в надежде в очередной раз ограбить людей.

Когда вам говорят, что повышение пенсионного возраста неизбежно, потому что растет число стариков — не верьте! Это сознательное лукавство или полное непонимание вопроса. Простой расчет показывает, что для того, чтобы компенсировать рост людей пенсионного возраста, в России достаточно ежегодного прироста ВВП на 1,4%. Сейчас, по официальной статистике, — 4%. Такой рост прогнозируется и на будущее. Где же тут повод для беспокойства? Экономика легко справляется с ростом демнагрузки, в состоянии держать реальные пенсии на нынешнем уровне, и еще останутся средства для роста этого уровня. Занимайтесь стимулированием экономического роста – этого более чем достаточно для пенсионной системы!

Дефицит пенсионного фонда? Это фикция, чистая условность. Ниоткуда не следует, что пенсионный фонд надо наполнять только налогами на зарплату. Любые доходы бюджета для этого сгодятся. Сколько законодатель посчитает нужным выделить на распределительные пенсии при утверждении государственного бюджета — столько он и выделит. Налоги на зарплату вообще можно отдать регионам (а подоходный налог — муниципалитетам).

Но есть и еще одно важное соображение. Как это ни странно прозвучит, но именно накопительные пенсионные системы во многом виноваты в мировом экономическом кризисе, начавшемся в 2008 году.

Часто говорят, что это долговой кризис. Но ведь любой долг — это чей-то актив. Если мы посмотрим матрицу активов и обязательств американской экономики, то увидим, что единственным кредитором ее являются домохозяйства, которые отдали половину своих чистых (за вычетом обязательств) активов государству на финансирование госдолга, и половину — нефинансовому корпоративному бизнесу (путем владения его акциями). Откуда у людей столько денег? Почти половину этих чистых активов населения составляют пенсионные резервы (вместе со страхованием жизни).

Именно за их счет США имеют такие большие долги. Не было бы этих пенсионных накоплений — не было бы возможности финансировать американский госдолг столь дешево, долг был бы в разы меньше

(сумма пенсионных резервов населения сегодня даже превышает долг федерального правительства). Не было бы столько бестолковых денег на рынке — ведь ими управляют неповоротливые, медлительные (и, что греха таить, туповатые!) институциональные инвесторы, являющиеся традиционным блюдом на столе агрессивных американских инвестбанков. Не было бы такого роста фондового рынка и рынка сырьевых фьючерсов. Кризис 2007–2009 годов не был бы столь глубок, он, скорее всего, вообще случился бы намного позже....

И вот именно такой сектор, даже в продвинутой американской экономике являющийся сектором бестолковых денег, с которых не отжимает доходы только ленивый, именно такой сектор и настаивают формировать в нашей экономике эти, с позволения сказать, либералы.

О чем спор

Правительство наконец дозрело до понимания того, что накопительная пенсия ему не нужна. И начала кампанию под исключительно надуманным предлогом — ликвидировать взносы в накопительную часть пенсии и направить их на финансирование дефицита Пенсионного фонда.

Никто не собирается отнимать уже накопленные населением деньги. Хотя многие либералы уже начали кампанию под лозунгом, что у людей опять отбирают деньги. Успокойтесь, не отбирают. Правительство предлагает просто не копить их в будущем. Зачем заставлять человека финансировать две пенсии, если одна, существующая у него, будет больше тех двух?

Но это, конечно, не понравилось российскому финансовому бизнесу. Еще бы! Лишиться такого притока, считай бесплатных, денег. Ведь сейчас они только копят пенсионные резервы, а серьезные пенсионные выплаты пойдут только через 10–20 лет. А какую пенсию они будут тогда платить — никаких обязательств на эту тему у них нет. Могут и вообще обанкротиться. В общем, как в анекдоте про Ходжу Насреддина. Помните, он взялся обучить ишака говорить за десять лет? А за это время или ишак сдохнет, или падишах... Свой НПФ есть у каждой крупной госкорпорации, да и у всякой уважающей себя крупной компании вообще.

Крупный бизнес не хочет отдавать такой поток денег. А правительство вознамерилось прикрутить крантик. Как воздействовать на правительство? Через Путина? Не вышло, он самоустранился. Осталось только общественным мнением. И вот появляется новая икона у российских недалеких либералов — накопительная пенсия. Причем они искренне считают, что выступают за что-то хорошее, и в подавляющем большинстве не получают никакого дохода — ни политического, ни финансового – от такой позиции.

А по сути либералы оказываются всего лишь ширмой для лоббирования интересов крупного российского бизнеса в ущерб нынешним и будущим пенсионерам.

Ладно, статьи в прессе. Или разнообразные общественные инициативы с пресс-конференциями. Но я был очень удивлен, когда при выборах в координационный совет оппозиции одним из 25 вопросов, определяющих политическую позицию кандидата, оказался вопрос о накопительной пенсии. Вероятно, авторы посчитали, что если за — то либерал, а если против — то нет...

Совсем запутали бедных людей. Ведь либерализм тут вовсе ни при чем. Скорее даже наоборот, обязаловка накопительной пенсии — это чистый социализм, а вовсе не либерализм.

Пенсия — это то, что ждет каждого из нас... если доживем. И пенсия — слишком важное дело, чтобы ею не интересоваться. Моя позиция проста: долой обязательную накопительную пенсию! Даешь обязательную солидарную + добровольную накопительную (с налоговыми льготами) пенсионную систему!