Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Основы новой путиномики

05.05.2012, 10:19

Путин вынужден сменить экономическую политику, но для населения она останется прежней

При Дмитрии Медведеве экономика взяла паузу — за 4 года она упала и выросла вновь к домедведевскому уровню. Забавно, что Владимир Путин как президент начнет на том же экономическом уровне, где закончил. Однако вернуться к старой экономической политике он не сможет, ситуация изменилась. Он вынужден будет проводить другую экономическую политику. Избирательная кампания кончилась, словесная шелуха опала, и основные черты этой политики уже определились достаточно четко.

Возврат в старую колею

Для начала посмотрим, что нам предстоит по уже утвержденным планам правительства или по сложившимся тенденциям. С полной уверенностью можно ждать в самом ближайшем будущем повышения инфляции:

— рост тарифов естественных монополий (ЖКХ, электроэнергия, связь, транспорт) с 1 июля — это мероприятие, отложенное на полгода в связи с выборами;
— рост цен на бензин.

Экономика возвращается к режиму, слегка нарушенному выборами, — отжиму населения в пользу госкорпораций — естественных монополий, в первую очередь, конечно, «Газпрома».

Скорее всего, инфляция в этом году будет выше, чем в прошлом (т. е. на уровне 8—10%). Можно ждать существенного роста бюджетных расходов: в первом квартале они были на 2% ВВП выше, чем год назад, притом что ненефтегазовые доходы не растут. Т. е. повышенные расходы финансируются высокими ценами на нефть и дефицитом бюджета.

Как обычно, давление инфляции издержек (рост тарифов госмонополий) будет сдерживаться неадекватным методом — монетарными ограничениями. Впрочем, не очень сильными благодаря щедрому бюджету. Из-за этого

банковский процент по депозитам и кредитам вряд ли упадет, скорее, даже подрастет к концу года.

Рубль будет, скорее всего, стабильным с небольшим трендом к укреплению. Заслуга в этом не Центрального банка, а утечки капиталов за границу, которая, похоже, не очень снизится в этом году, несмотря на окончание выборов и вроде бы снижение политических рисков (в прошлом году утечка составила более $80 млрд).

Однако политически риски не снижаются. Наоборот, есть заметная тенденция к их нарастанию. Речь совсем не об акциях социального протеста, а о том, что происходит новый виток централизации и реструктуризации коррупционных потоков в экономике. Это очень нервирует чиновников среднего звена госаппарата и госкорпораций, которые могут неожиданно для себя стать новыми донорами федеральных коррупицонеров и не просто лишиться «кормушек», а даже сесть в тюрьму в рамках антикоррупционной кампании. Они уводят деньги за границу, что и предопределяет сохранение высокого уровня утечки капиталов.

Стабильность номинального курса рубля при достаточно высокой инфляции означает, что реальный рубль (за вычетом инфляции) будет укрепляться довольно быстро. Это предопределит дальнейший рост физических объемов импорта, вытеснение им отечественного производителя на внутреннем рынке и сдерживание роста ВВП.

Вступление в ВТО произошло на таких условиях, выторгованных Россией, что оказалось практически бессмысленным для простого потребителя: никаких серьезных изменений таможенной политики не последует, никакие цены не снизятся.

По-прежнему импортные авто будут вдвое дороже при официальной растаможке, цены на бытовую электронику и продовольствие не упадут... Ничего не произойдет. Шанс хоть на какие-то сдвиги экономической политики в пользу простого потребителя полностью упущен.

По итогам 2012 года отечественные статистики на бумаге сдержат рост инфляции (но на своих карманах мы все почувствуем ее полностью) и дорисуют рост ВВП до нужных 4 с небольшим процентов в год.

Из важных особенностей экономической политики 2012 года стоит отметить завершение бюджетной реформы, которая, грубо говоря, сводится к повышению зарплаты бюджетника при сокращении финансирования бюджетных учреждений (школ, больниц и т. п.). Для потребителей бюджетных услуг это плохая новость: их расходы (как и очереди) в бюджетных учреждениях вырастут. Что никак не отразится на официальном уровне инфляции, однако отразится на наших карманах.

Таким образом, во второй половине 2012 года экономическая политика в России во многом возвращается в обычную колею, накатанную Путиным за его 8 лет предыдущего президентства. За небольшим исключением: притока капиталов в Россию больше нет, наоборот, идет довольно большой отток. Это для экономических властей не проблема, даже хорошо. Ведь не надо будет предпринимать особых усилий по сдерживанию укрепления рубля и стерилизации денежной массы, поступающей в экономику в результате обмена валютной выручки на рубли. Проведение экономической политики даже упрощается, и инфляция сдерживается сама собой. Правда, плата за это тоже вполне естественна — потеря драйвера роста экономики. ВВП уже не вернется к темпам в 7—8%, как в нулевые годы, а будет вдвое меньше.

<Основы путиномики: дежа-вю

Но и эти 4% роста ВВП надо чем-то наполнять. Российский добывающий сектор, несмотря на рекордные мировые цены на его продукцию, уже давно (еще до мирового экономического кризиса 2008 года) пребывает в стагнации: он практически перестал расти, а огромные инвестиции уходят не на рост, а всего лишь на поддержание добычи полезных ископаемых. Обрабатывающий сектор продолжает находиться под сильным гнетом роста реального курса рубля. Так за счет чего собираются экономические власти поддерживать пусть небольшие, но все-таки заметные темпы роста ВВП?

Основой роста ВВП определен оборонный комплекс, госзаказ на военно-техническую продукцию. Это соответствует ксенофобским настроениям российской элиты и главному их интересу — наиболее эффективному «отжатию» государства в пользу коррупционеров. Ведь гособоронзаказ — закрытая и очень неконкурентная сфера, и даже проводящиеся тут конкурсы и аукционы легко секретятся или их условия формулируются так, что удовлетворить их может только конкретное предприятие. А почти все предприятия оборонного комплекса государственные. Т. е. государство само покупатель, само продавец, и почти все — за ширмой секретности. Идеальная «кормушка» для чиновничьего класса.

Это серьезное изменение экономической политики по сравнению с нулевыми годами. Тогда рост экономики шел за счет низкого курса рубля (после девальвации его в 1998—1999 годах), роста добывающей промышленности, бешеного роста доходов за счет скачущих вверх нефтяных цен и притока иностранного капитала. Теперь ничего из этого нет. Совсем ничего из этого списка.

Теперь найден новый драйвер роста — оборонка. Удобный и понятный руководству страны, потому что полностью контролируемый: весь спрос предъявляет само государство, бюджет. Люди, работающие на оборонку будут получать зарплату и предъявлять спрос на потребительские товары. Этот спрос будет удовлетворяться за счет импорта в обмен на валютную выручку при экспорте нефтепродуктов, газа и металлов.

Именно так работала советская экономика в 70—80-х годах прошлого века. И доработалась до проигрыша гонки вооружений и полного развала в начале 90-х. Слабое место этой экономики очевидно — мировые цены на нефть. Как только они перестают расти, в экономике начинаются проблемы. А уж если они устойчиво, хотя бы на 2—3 года, упадут (как это было в 90-х годах) — экономика просто развалится.

Но это не единственное следствие. Важным следствием является также замедление роста экономики, ведь она фактически подпитывается только госспросом при минимизации спроса потребительского. Население выступает «донором» всей этой системы. Его обкладывают со всех сторон, где оно только соприкасается с государством:

— растет доля государственного потребления в ВВП при сокращении доли потребления домохозяйств;

— меняется структура бюджета в пользу оборонных расходов за счет сокращения социальных;

— растут налоги. В уже сформулированных планах — налоги на зарплату, акцизы на водку и табак, на роскошь и т. п. Для макроэкономики не важно, почему и какие налоги растут, главное, что они сокращают реально располагаемые доходы населения (ведь их рост не компенсируется снижением других налогов);

— ускоренно растут тарифы естественных монополий в пользу госкорпораций;

— растут расходы населения на бюджетные учреждения;

— сокращаются бюджетные обязательства, в том числе и пенсионные. Несмотря на все предвыборные обещания Путина, правительство вовсю обсуждает реформу пенсионной системы — как бы увеличить доходы и уменьшить обязательства, как поднять пенсионный возраст. Споры только о том, когда и в каком порядке.

И ведь все это происходит вовсе не на фоне экономических трудностей, а, наоборот, на фоне экономического роста, рекордных нефтяных цен, колоссальных сверхдоходов бюджета и складывания денег в карманы государства в виде бюджетных фондов.

Рост доходов граждан не укладывается в путиномику. Она имеет другой драйвер роста: все ради государства, госспроса и госкорпораций.

Но в отличие от советской системы наша российская экономическая система насквозь коррумпирована. И чиновничество в госаппарате и госкомпаниях максимально использует эту систему в пользу своих личных доходов, которые и утекают в конечном счете за границу. И поэтому экономический рост будет еще серьезно тормозиться. Полное ощущение дежа-вю — повторение уже однажды произошедшего. Только в гораздо худшей и циничной редакции.

Путин действительно вынужден сменить экономическую политику. Она теперь будет не похожа на нулевые годы с их быстрым ростом. Рост теперь будет медленным. Изменится внутреннее наполнение экономического роста, однако для населения путиномика не поменяется — она по-прежнему стоит к нему задом.